Из истории авиабазы Кипелово:

16.06.2009 впервые в истории противолодочной авиации выполнена дозаправка топливом в воздухе на Ту-142МК (инструкторы - экипажи дальней авиации из Энгельса).
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2

ТЕМА: Морская авиация СССР в годы Великой Отечественной

Морская авиация СССР в годы Великой Отечественной 16 Март 2014 20:24 #1058

  • Тори
  • Тори аватар
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • Сообщений: 151
  • Репутация: 7
Морская авиация СССР в годы Великой Отечественной войны

К началу Великой Отечественной войны структура ВВС трёх флотов была почти идентична: бомбардировочная (минно-торпедная) бригада, истребительная бригада, разведывательный полк на летающих лодках, а также отдельные авиационные эскадрильи отряды и звенья разведывательной, истребительной, бомбардировочной и специальной авиации. Авиация ВВС СФ находилась ещё в процессе становления и приобрела такую структуру несколько позднее — в 1943 г. Кроме того, собственные авиационные части и подразделения имелись в составе военных флотилий. Наиболее многочисленной была Авиация Амурской Краснознамённой флотилии, насчитывающая 107 самолётов различных типов.

С первого дня Великой Отечественной войны ВВС БФ, ЧФ и СФ активно включились в боевые действия на своих театрах военных действий. Следует констатировать, что, в отличие от ВВС КА, Морская Авиация в первый день войны практически не понесла потерь. Это было обусловлено, с одной стороны, своевременным введением в ВМФ высших степеней боевой готовности, а с другой стороны, достаточным удалением основных аэродромов базирования МА от аэродромов бомбардировочной авиации противника.

mbr2a.jpg

В конце июня 1941 г. из подразделений гражданской авиации были сформированы три авиаотряда ГВФ (Балтийский, Черноморский, Северный), которые оперативно подчинялись командованию ВВС соответствующих флотов. Их задачей было обеспечение транспортных перевозок в интересах флотов. Кроме того, с первых дней войны в состав Морской Авиации были переданы некоторые авиационные части Погранвойск НКВД. В это же время в составе ВВС ВМФ появились первые подразделения штурмовой авиации: эскадрилья в составе 57-го БАП на Балтике и 46-я ОШАЭ на ЧФ. В последующем их число значительно увеличилось.

Ход боевых действий на советско-германском фронте в первые месяцы войны складывался крайне неудачно для Красной Армии. Это вынудило верховное командование использовать ударную и разведывательную авиацию ВМФ, в основном, в интересах сухопутных войск, зачастую без истребительного прикрытия. Как результат — очень большие потери в самолётах и лётном составе ВВС воюющих флотов.

4 июля 1941 г. нарком ВМФ приказал «Военным Советам воюющих флотов, для недопущения больших потерь морской авиации, категорически и немедленно:

— запретить использование бомбардировщиков большими массами без истребительного прикрытия днём;
— действие по береговой черте производить на больших высотах и небольшими группами;
— дальние действия без истребительного прикрытия производить ночью или скоростными бомбардировщиками Пе-2;
— для разведки объектов посылать только мелкие группы;
— на аэродромах, предназначенных для базирования бомбардировщиков, обязательно иметь истребители».

Однако это грозное указание не возымело действия. Так, 30 июня, при нанесении ударов по мостам через р. Даугава, в районе Двинска и Екабпилса, силами 8-й БАБ (1-й МТАП и 57-й БАП) и 10-й САБ (73-й БАП), ударные группы самолётов, действующие без истребительного прикрытия, понесли большие потери. Всего в этот день было выполнено 99 самолётовылетов. Из этого числа было потеряно 34 бомбардировщика, в том числе, 18 ДБ-3.

Большие потери вынудили руководство ВВС ВМФ расформировать к середине осени ряд соединений и частей, оставшихся без матчасти, и перевести полки с пятиэскадрильного на трёхэскадрильный состав. Оставшийся «безлошадным» личный состав направлялся в тыл, на переформирование и пополнение авиатехникой. Высвободившиеся эскадрильи также были использованы для формирования новых лётных частей.

Кроме того, в течение первых двух месяцев войны были утеряны все приграничные и часть тыловых аэродромов ВВС БФ и ЧФ. Только на Севере потери ВВС СФ были вполне умеренными, и аэродромная сеть не претерпела изменений.

В этих тяжелейших воздушных боях родилась крылатая гвардия Морской Авиации. Первыми звания гвардейских были удостоены 1 -й МТАП ВВС БФ, 72-й САП ВВС СФ, 5-й и 13-й ИАП ВВС БФ, которые с 19 января 1942 г. стали именоваться 1-м гв. МТАП, 2-м гв. САП, 3-м гв. и 4-м гв. ИАП соответственно. В апреле 1942 г. к их числу добавились 5-й гв. МТАП (бывш. 2-й МТАП) и 6-й гв. ИАП (бывш. 8-й ИАП) ВВС ЧФ.

На Дальнем Востоке, хотя боевые действия не велись, но обстановка на границе оставалась весьма тревожной. В это время ВВС ТОФ, ВВС СТОФ и Авиация АмВФ решали задачи по защите дальневосточных рубежей СССР от возможной агрессии со стороны Японии, а также подготовки авиационных кадров для ВВС воюющих флотов. Кроме того, ряд авиационных командиров с Тихого океана были направлены на войсковую стажировку в действующую армию, где участвовали в боевых вылетах.

В целом, по итогам 1941 г. Морская Авиация, даже в столь тяжёлых для страны условиях, смогла сохранить себя как род сил ВМФ, хотя и вынуждена была перегруппировать силы, восстанавливать боеспособность и осваивать новые районы базирования.

В 1942-1943 гг., исходя из насущных требований войны, в составе Морской Авиации был сформированы новые соединения — штурмовые и бомбардировочные (пикировочные) бригады, вооружённые самолётами Ил-2 и Пе-2 (9-я ШАБ ВВС БФ, 10-я БАБ ВВС ТОФ, 11-я ШАБ ВВС ЧФ, 12-яШАДТОФ).

21 января 1943 г. управление ВВС ВМФ было реорганизовано в главное управление ВВС ВМФ, что, в определённой мере, повышало его статус в структуре НК ВМФ.

К лету 1943 г., на основании опыта боев, все авиационные бригады ВВС флотов были переформированы в авиационные дивизии (минно-торпедные, истребительные, штурмовые, бомбардировочные). К концу года в составе Морской Авиации имелось уже 12 авиационных соединений: 1-я МТАД, 4-я ИАД, 11-я ШАД ВВС ЧФ; 3-я ИАД, 8-я МТАД, 9-я ШАД ВВС БФ; 5-я МТАД, 6-я ИАД ВВС СФ, 2-я МТАД, 7-я ИАД, 10-я БАД, 12-я ШАД ВВС ТОФ1.

В 1943 г. в ВВС ВМФ реорганизовали части и подразделения разведывательной авиации. До сих пор её основу составляли летающие лодки МБР-2, Че-2, ГСТ. Эти самолёты уже не отвечали требованиям войны. В то же время в Морскую Авиацию, кроме отечественных самолётов, начали поступать во всё возрастающих количествах истребители и бомбардировщики иностранного производства Р-40 «Томахок» и «Киттихаук», Р-39 «Аэрокобра», А-20 «Бостон». Это позволило, кроме ранее имевшихся лодочных разведывательных полков и отдельных эскадрилий, сформировать новые разведполки, вооружённые колёсными самолётами. В том числе, в ВВС БФ 26-я ОРАЭ была переформирована в новый 15-й ОРАП, в ВВС ЧФ — 27-я ОРАЭ в 30-й ОРАП, в ВВС ТОФ — 50-й МТАП в 50-й ОРАП. Исключением стали только ВВС СФ, где 28-я ОРАЭ и 118-й МБРАП были переформированы в один 118-й РАП смешанного состава.

С 1943 г. и до конца войны структура ВВС флотов практически не претерпела изменений. Она включала в себя дивизии минно-торпедной, пикировочной, штурмовой и истребительной авиации, смешанные авиационные дивизии, отдельные полки истребительной и разведывательной авиации, отдельные эскадрильи боевой и вспомогательной авиации, а также отдельные авиационные отряды и звенья специальной авиации.

В 1944-1945 гг. боевой состав ВВС ВМФ пополнился ещё четырьмя авиационными соединениями. На Чёрном море была сформирована 13-я ПАД, на Севере — 14-я САД, и на ТОФ — 15-я и 16-я САД.

Основными типами летательных аппаратов, состоящих на вооружении ВВС ВМФ в годы войны, были:

— торпедоносцы ДБ-3т, Ил-4т, «Хендли Пейдж HP-52 Хемпден», А-20 «Бостон»;
— бомбардировщики ДБ-3б, Ил-4, СБ, Ар-2, Пе-2, Ту-2, А-20 «Бостон»;
— истребители И-15бис, И-153, И-16, Як-1, Як-7, Як-9, ЛаГГ-3, Ла-5, Ла-7, Пе-3бис, Р-39 «Аэрокобра», Р-47 «Тандерболт», Р-63 «Кингкобра», «Харрикейн», «Спитфайр», Р-40Е «Томахок», Р-40К «Киттихаук»;
— разведчики ГСТ, PBN-1 «Номад», PBY-6 «Каталина», МБР-2, КОР-1, КОР-2, Че-2, МТБ-2, Р-5, Р-10, Пе-2р; Як-9р, Ту-2р, «Спитфайр» PR, А-20 «Бостон», Воут OS2U «Кингфишер»;
— транспортные самолёты Р-5, У-2, ТБ-1, ТБ-3, Ли-2, С-47, «Ланкастер»;
— специального назначения МБР-2ВУ, С-2;
— штурмовики УТ-16, И-5, Бе-2, Р-10, И-153, И-16, Ил-2, Ил-10;
— учебные У-2, УТ-1, УТ-2, ДИТ, УТИ-4, УИл-2, Ла-5УТИ, УПе-2, УСБ.

В ходе войны командование ВВС ВМФ неоднократно предпринимало меры по наращиванию авиационных группировок флотов, исходя из складывающейся оперативной обстановки на ТВД. В июле 1942 г. ВВС СФ были усилены Особой морской авиационной группой (ОМАГ). В 1943 г. в состав ВВС ЧФ был переброшен с Севера 29-й БАЛ, а на Балтику — 35-й ШАП. В июне 1944 г. ВВС БФ получили с Чёрного моря 11-ю ШАД. С окончанием боевых действий в Европе, ряд частей ВВС западных флотов был переброшен на Дальний Восток в июле 1945 г., для участия в войне с Японией (в т.ч. 27-й ИАП, 36-й МТАП ВВС СФ, 43-й ИАП ВВС ЧФ).

Боевые действия против Японии, в которых приняли участие ВВС ТОФ, ВВС СТОФ и Авиация АмВФ, носили скоротечный, но ожесточённый характер и продлились с 9 по 26 августа 1945 г.

С окончанием Второй Мировой войны, началось общее сокращение Вооружённых Сил СССР. Однако в Морской Авиации уже после окончания боевых действий были сформированы ещё три авиационные дивизии: 17-я САД и 18-я САД ВВС ТОФ, а также 19-я МТАД ГК ВМФ.
Состав ВВС ВМФ в 1941-1942 гг.

Управление ВВС ВМФ — Москва.

Части центрального подчинения: КУНС (две-четыре УАЭ), ВМАУ им. Сталина (девять УАЭ), ВМАУ им. Леваневского (четыре УАЭ), 1-я АБ школ первоначального обучения, 1-й ЗАП, 2-й ЗАП, 3-й ЗАП, 13-й АП, 64-й ОАП СпН, ЛИС ВВС ВМФ (в Астрахани);

ВВС БФ (604 самолёта);
ВВС ЧФ (651 самолёт);
ВВС СФ (116 самолётов);
ВВС ТОФ (889 самолётов);
ВВС СТОФ (178 самолётов);
Авиация АмВФ (107 самолётов);
Авиация АзВФ;
Авиация Волжской ВФ;
Авиация КаВФ (15 самолётов);
Авиация ЛадВФ;
Авиация ОнВФ;
Авиация ПинВФ (20 самолётов);
2-я АГГУСМП (с августа 1942г. —3-яАГВМФ: 17само-лётов).

Состав ВВС ВМФ в 1943-1945 гг.

Главное управление ВВС ВМФ — Москва.

Части центрального подчинения: ВОК (две-четыре УАЭ), ВМАУ им. Сталина (шесть-девять УАЭ), ВМАУ им. Леваневского (четыре-шесть УАЭ),

3-е ВМАУ (1-й маршевый ШАП, 1-й, 2-й, 3-й, 4-й УШАП), 4-е ВМАУ (1-й, 2-й УМТАП), Авиадивизия Школ первоначального обучения, 1-й ЗАП, 2-й ЗАП, 3-й ЗАП, ОАГ перегонки самолётов (1-йАППС,2-йАППС) с 1944г., 19-я МТАД (бывш. ОАГПС) — с 1945 г., 65-й ОАП СпН, ЛИС ВВС ВМФ (г. Баку);
ВВС БФ;
ВВС ЧФ;
ВВС ТОФ;
ВВС СФ;
ВВС СТОФ;
ВВС БелВФ;
Авиация АмВФ;
Авиация Волжской ВФ;
Авиация ДнВФ;
Авиация ДунВФ;
Авиация КаВФ;
Авиация ЛадВФ;
Авиация ОнВФ.

Источник: Левшов П. В., Болтенков Д. Е. Век в строю ВМФ: Авиация Военно-Морского Флота России (1910-2010). Справочник. — СПб., Специальный выпуск альманаха «Тайфун», 2012. — 768 с.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Морская авиация СССР в годы Великой Отечественной 16 Март 2014 20:29 #1059

  • Тори
  • Тори аватар
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • Сообщений: 151
  • Репутация: 7
Морская авиация СССР в годы войны. Северный Флот

В 1933 г. командованием ВМФ было принято решение о воссоздании Северной военной флотилии (с мая 1937 г. — Северного флота). Это послужило толчком создания в ней авиационных структур.

7 июня 1934 г. Совет Труда и Обороны СССР принял постановление «О развитии военно-морских баз и аэродромов Морских Сил Севера». Главной базой флотилии был выбран поселок Полярный, тыловой — губа Ваенга (Грязная), судоремонтной — Мурманск. Постоянный аэродром Морской Авиации должен был находиться в губе Грязная (ныне — пос. Сафоново), с последующим его расширением в Росляково и Чалмпушку.

Официальной датой создания ВВС СФ считается 18 августа 1936 г. Тогда был подписан приказ НК ВМФ о перебазировании на Север первого авиационного подразделения — 7-го отдельного морского разведывательного авиационного звена, из 105-й авиабригады ВВС БФ (3 МБР-2 под командованием ст. лейтенанта В.П.Степанова).
17 сентября 1936 г. 7-е ОМРАЗ по железной дороге было доставлено из Ленинграда в Мурманск. Первые вылеты в Заполярье самолёты МБР-2 звена произвели после их сборки в июле 1937 г. Позднее, с поступлением авиационной техники и личного состава, авиазвено переформировали в 29-ю МБРАЭ (позже переименованную в 45-ю ОМБРАЭ). Это была первая авиационная часть будущих ВВС СФ.

В августе 1939 г. вводится должность командующего ВВС СФ, на которую назначается комбриг А.А.Кузнецов (с 04.06.1940 г. — генерал-майор авиации).

В отличие от ВВС других флотов, на Севере процесс перехода на новую оргштатную структуру произошёл на год позднее: 16 сентября 1939 г. приказом НК ВМФ СССР №00124 на базе 45-й ОМБРАЭ формируется 118-й морской ближнеразведывательный авиационный полк ВВС СФ.

Начавшаяся вскоре советско-финская война показала, что одной разведывательной авиации в составе флота недостаточно . Поэтому в конце декабря из Белорусского особого военного округа на Север прибыли две истребительные авиационные эскадрильи самолётов И-15бис и И-16, а также эскадрилья скоростных бомбардировщиков СБ. Приказом НК ВМФ от 23.12.1939 г. из них был сформирован 72-й смешанный авиационный полк ВВС СФ. В ходе короткой, но ожесточённой Зимней войны авиация Северного флота выполняла воздушную разведку, наносила бомбоштурмовые удары, осуществляла прикрытие пунктов базирования флота и аэродромов от возможных ударов с воздуха. Учитывая незначительные силы противника на ТВД, части ВВС СФ потерь не имели.

К началу Великой Отечественной войны Авиация СФ была самой малочисленной, по сравнению с ВВС других флотов. На 22 июня в её составе имелось четыре авиационные части и 116 боевых самолётов, в том числе:

118-й морской разведывательный авиационный полк— 35 МБР-2 и 7 ГСТ;
72-й смешанный авиационный полк — 49 истребителей (в том числе: 28 И-15бис, 17 И-153, 4 И-16) и 11 бомбардировщиков СБ;
49-я отдельная морская разведывательная авиаэскадрилья — 10 МБР-2;
24-е отдельное авиационное звено связи (БелВМБ) — 2 МБР-2;
34-е отдельное санитарное авиационное звено — 2 МБР-2.

Минно-торпедной и штурмовой авиации в это время в составе ВВС СФ не было. Обслуживали авиачасти ВВС СФ 15-я и 30-я авиабазы.

Все эти силы располагались только на одном сухопутном аэродроме (в пос. Ваенга) и трёх гидроаэродромах (в губе Грязной в районе Североморска, на оз. Холмовское под Архангельском и на Большом Соловецком острове). Имеемых сил и аэродромов было явно не достаточно, чтобы противостоять натиску Люфтваффе, поэтому были приняты безотлагательные меры по усилению авиационной группировки в Заполярье: В связи с недостаточным количеством бомбардировщиков в составе ВВС СФ, НК ВМФ 3 июля 1941 г. приказал Военному Совету Балтийского флота немедленно перебазировать на Север эскадрилью самолётов, в составе 9 СБ, и к 15 июля сформировать из них ещё одну бомбардировочную эскадрилью в составе 72-го САП. В этом же месяце в 72-й САП от промышленности было передано 6 самолётов Пе-2, вошедших в 5-ю бомбардировочную эскадрилью полка. Тогда же на Север прибыло 10 самолётов МиГ-3 от промышленности и 22 И-16 — из других частей ВВС ВМФ, а в августе — ещё 10 И-153 из ВВС ЧФ.

7 июля 1941 г. НК ВМФ приказал перебазировать одну эскадрилью самолётов МБР-2 118-го ОМРАП из губы Грязной на о. Моржовец, а звено из её состава — в Йоканку1.

29 июля 1941 г. командующий СФ донёс НК ВМФ, что в составе ВВС флота имеется всего 20 современных истребителей, которые неспособны выполнять все поставленные задачи. В свете этого, была высказана просьба в срочном порядке поставить на флот дополнительно истребители любого типа.

К 15 августа 1941 г., согласно приказу НК ВМФ, Беломорская Военно-морская база была переформирована в Беломорскую военную флотилию, с подчинением Военному совету СФ. В её состав была передана 49-я ОМРАЭ и 24-е ОАЗСВ. Кроме того, Морская Авиация на Севере пополнилась ещё одним объединением, решающим задачи в её интересах. Из экипажей и самолётов Полярной Авиации была сформирована 2-я авиационная группа главного управления Севморпути (ГУ СМП), под командованием ГСС полковника И.П.Мазурука. Штаб авиагруппы размещался в Архангельске.

1 сентября 1941 г. Военный Совет СФ доложил Наркому ВМФ, что для выполнения плана ПЛО и обеспечения проводки конвоев, помимо других средств, требуется усиление ВВС СФ 15 самолётами Че-2.

8 сентября 1941 г. в Североморск прибыли 24 самолёта «Харрикейн» 151-го авиакрыла RAF, которые перелетели туда с английского авианосца «Аргус».

12 сентября 1941 г. с Балтики, из 1-го МТАП было перебазировано авиационное звено самолётов ДБ-3ф, возглавляемое И.Я.Гарбузом. Эти три машины также вошли в состав 72-го САП и положили основу минно-торпедной авиации Северного флота СССР. Уже 15 сентября состоялся первый боевой вылет самолётов ДБ-3ф.

В сентябре 1941 г. с Балтики прибыла 22-я ОМРАЭ самолётов Че-2 (МДР-6). Она была включена в состав 118-го МРАП ВВС СФ.

11 октября 1941 г. НК ВМФ приказал сформировать к 25 октября в составе ВВС СФ истребительный полк, вооружённый английскими самолётами «Харрикейн». Командиром полка был назначен Герой Советского Союза капитан Б.Ф.Сафонов. К установленному сроку был сформирован новый 78-й ИАП, основу которого составили опытные пилоты 72-го САП ВВС СФ.

23 октября 1941 г. Военный совет СФ обратился к командованию Архангельского военного округа с просьбой усилить ПВО в горле Белого моря и перебазировать на аэродром Поной 6-9 истребителей. На это особо указывало английское Адмиралтейство. На данную просьбу из состава ВВС АрхВО было выделено 3 И-153, которые перебазировались на данный аэродром.

К 13 ноября, в связи с нехваткой бомбардировщиков в составе ВВС СФ, были вооружены 10 самолётов У-2, на которые установили пулемёты и бомбодержатели. Эти самолёты предназначались для действий ночью и сложных метеоусловиях, когда применение других самолётов было затруднено. Практически сразу после окончания перевооружения самолёты У-2 стали использоваться как ночные бомбардировщики.

19 ноября 1941 г. командующий Карельским фронтом, в связи со сложившимся крайне тяжёлым положением на Кестеньгском направлении, потребовал от командующего СФ перебросить туда 9 истребителей из состава ВВС СФ. Командующий СФ донёс командующему Карельским фронтом, что, в соответствии с его приказом, на оборону ВМБ Йоканка была переброшена группа истребителей «Харрикейн», но попросил отменить приказ о переброске истребителей в Кестеньгу, так как в Ваенге осталось всего 27 боеспособных самолётов. Командующий Карельским фронтом разрешил истребители туда не высылать.

17 декабря 1941 г. командующий СФ донёс НК ВМФ, что, в связи со сложной ледовой обстановкой, часть кораблей БелВФ оказались затёртыми во льдах и связь с ними затруднена. Самолёты МБР-2, из-за больших расстояний, не могли выполнять эти функции, а самолётов СБ имелось очень ограниченное количество. Командующий СФ просил обязать командующего АрхВО выделить для целей разведки 2 самолёта СБ.

19 декабря 1941 г. приказом командующего СФ был установлен следующий состав авиационных полков ВВС СФ: 72-й САП — 1-я, 2-я, 3-я ИАЭ, 4-я и 5-я БАЭ; 118-й МРАП — 1-я и 2-я МБРАЭ, 3-я МДРАЭ.

По докладу Военного Совета СФ НК ВМФ, в составе бомбардировочной авиации ВВС СФ на 23 декабря оставалось всего 7 СБ, 2 ДБ-3 и один Пе-2.

23 марта 1942 г. из 4-го МТАП ВВС ТОФ на Север были переброшены ещё 6 ДБ-3ф, под командованием капитана Г.Поповича, которые, вместе с машинами, прибывшими раньше, составили 6-ю минно-торпедную эскадрилью 2-го гв. САП (так с января 1942 г. стал называться 72-й САП).

В марте 1942 г. на базе двух эскадрилий 2-го гв. САП был сформирован 27-й ИАП, вооружённый самолётами И-153, И-16 и «Харрикейн».

24 марта 1942 г. 4 Пе-3 95-го авиаполка и 3 ДБ-3 (из состава 4-го МТАП ВВС ТОФ) перелетели из Архангельска на аэр. Североморск.

Директивой Ставки ВГК №170405с от 21.05.1942 г., для обеспечения проводки каравана судов PQ-16 в Баренцевом море, командующему АДД генерал-лейтенанту авиации Голованову было предписано выделить в период с 22 по 29 мая 36-ю АД ДД, с перебазированием её на аэр. Ваенга. Дивизии была поставлена задача — в указанный период систематически разрушать аэродромы: Бардуфосс, Стермоен, Тромсё, Гаммерфест. Для прикрытия бомбардировщиков предполагалось использовать истребительную авиацию ВВС СФ, Карельского фронта и ПВО, базирующуюся в районе Мурманска. Подобная задача 36-й АД ДД ставилась в последующем в сентябре-октябре 1942 г. и в ноябре 1943 г. — январе 1944 г.

С 23 по 26 мая 1942 г. 40 ДБ-3ф и 4 ПС-84 36-й АД ДД перелетели из Ярославля на аэр. Ягодник, а в последующем — на аэр. Североморск. Там они были оперативно подчинены командованию ВВС СФ.

18 июня 1942 г., на время проведения операции по встрече конвоя PQ-17, в состав ВВС СФ был передан 21 самолёт Пе-2 из 28-го и 29-го ПБАП ВВС ВМФ, с переброской их на аэрордром Ягодник из центральной части страны.

В конце июня того же года командующему ВВС СФ была оперативно подчинена 122-я ИАД ПВО (767-й, 768-й и 769-й ИАП ПВО),2 базирующаяся в районе Мурманска, а командующему БелВФ — 104-я ИАД ПВО (348-й, 729-й и 730-й ИАП ПВО), базирующаяся в районе Архангельска. В конце года 36-я АД ДД, из-за больших потерь, понесённых полками, была отведена в тыл на переформирование.

Для обеспечения проводок союзных конвоев, в июле 1942 г. в состав ВВС СФ была переброшена Особая морская авиационная группа (ОМАГ), возглавляемая генерал-майором авиации Н.Т.Петрухиным. В состав группы входили 13-й, 20-й, 121-й и 255-й ИАП, а также 35-й МТАП. Кроме истребительных частей, в неё несколько ранее вошли также 28-й и 29-й ПБАП ВВС ВМФ, которые ещё в июне прибыли на Север. Эта группировка действовала до конца октября того же года, после чего была расформирована.

По состоянию на 30 июля 1942 г., командующему ВВС СФ подчинялись силы ВВС 14-й армии:

19-й гв. ИАП на аэр. Шонгуй: 7/3 Р-39, 9/6 Р-40;
197-й ИАП на аэр. Мурмаши: 17/6 «Харрикейн»;
608-й БАП на аэр. Кица 4/3 Пе-2;
122-я ИАД ПВО на аэр. Арктика: 7/7 «Харрикейн», 6/6 Р-40.

26 августа 1942 г. командующий СФ приказал перебазировать с аэр. Поной на аэр. Амдерма 2 Пе-3 95-го АП и с аэр. Североморск-1 — 1 ДБ-3 2-го гв. САП и 2 Пе-3 95-го АП, для уничтожения линкора «Адмирал Шеер», действующего в Карском море.

5 сентября 1942 г. на аэр. Африканда сели 24 самолёта «Хемпден» ВВС Великобритании. Ещё один самолёт был сбит по ошибке истребителями Як-1. Один торпедоносец сел в районе Мончегорска, один самолёт — на аэр. Североморск, а ещё один разбился при вынужденной посадке в районе Нива-2. В этот же день 8 «Хемпденов» перелетели с аэр. Африканда на аэр. Североморск.

В связи с расширением зоны боевых действий на восточный сектор Арктики, с 9 сентября 1942 г. был принят в эксплуатацию сухопутный аэр. Рогачёво, а 25 сентября было завершено строительство гидроаэродрома в б. Самоед Белушьей губы. В сентябре туда перелетели 9 МБР-2, которые стали вести разведку в Карском море.

С 14 октября 1942 г., в связи с большими потерями в авиационной технике и лётном составе, были расформированы 95-й АП и 49-я ОМРАЭ.

30 октября 1942 г. наступил новый этап развития ВВС СФ, когда формируются две авиационные бригады: 5-я бомбардировочная и 6-я истребительная. В 5-ю БАБ вошли вновь сформированный 24-й МТАП, 29-й ПБАП и 255-й ИАП, а в 6-ю ИАБ — 2 гв. ИАП, 20-й, 27-й и 78-й ИАП. В 24-м МТАП была сформирована 3-я МТАЭ, а на аэр. Шойна сформирован 48-й авиационный полк (другой информации по этому полку не имеется — возможно, в документе допущена ошибка). Кроме того, был восстановлен 95-й АП на аэр. Североморск. Одновременно было расформировано управление ОМАГ и 121 -й ИАП (в ряде документов он именуется 121-м БАП). Входившие в её состав 35-й МТАП, 13-й АП, 28-й ПБАП и 20-й ИАП были выведены в тыл на переформирование.

К 1 ноября 1942 г., на базе личного состава и авиатехники 5-й и 6-й эскадрилий 2-го гв. САП, 35-го МТАП и 118-го ОРАП, завершилось формирование 24-го МТАП ВВС СФ. Таким образом, на Севере появился собственный полноценный минно-торпедный полк3.

В 1943 г. 28-я ОРАЭ, вооружённая колёсными самолётами, и 118-й МРАП, вооружённый летающими лодками, были переформированы в 118-й отдельный разведывательный авиационный полк смешанного состава.

В феврале 1943 г. в оперативное подчинение командованию Авиации флота поступила 258-я САД 7-й ВА Карельского фронта.

В марте 1943 г. из Саранска на Север, после переформирования, прибыл 46-й ШАП, ранее воевавший в составе ВВС ЧФ. Этим было положено начало существования штурмовой авиации СФ.

В июне 1943 г. 46-й ШАП приступил к боевым вылетам в интересах флота.

В июле 1943 г., как и на всех флотах, авиабригады ВВС СФ были переформированы в авиационные дивизии: 5-ю МТАД и 6-ю ИАД.

28 апреля 1944 г. в составе ВВС СФ сформировали ещё одно соединение — 14-ю смешанную авиационную дивизию. В её состав вошли 20-й ИАП и 95-й АП, а также 46-й ШАП.

В июне 1944 г., после освобождения Крыма и Севастополя, с Чёрного моря на Север прибыл 36-й МТАП, вошедший в состав 5-й МТАД. Это было последнее пополнение ВВС СФ в ходе войны.

7 сентября 1944 г. командующий ВВС СФ генерал-лейтенант авиации А.Х.Андреев потерпел аварию на самолёте Як-9, после чего находился на излечении до февраля 1945 г. На этот период его обязанности исполнял начальник штаба ГСС генерал-майор авиации Е.Н.Преображенский.

В декабре 1944 г. в состав ВВС СФ были переданы самолёты Ил-4 из 113-й БАД ВВС Карельского фронта, которая, в свою очередь, перевооружилась на Ту-2.

С первого до последнего дня Великой Отечественной войны авиаторы-североморцы успешно решали боевые задачи воздушной разведки, прикрытия аэродромов, ВМБ и портов СФ. Они наносили удары по военным и промышленным объектам, конвоям и боевым кораблям противника в Заполярье, защищали свои коммуникации и содействовали приморскому флангу сухопутных войск.
Награды ВВС СФ

За мужество и героизм, проявленные в боях с фашистской Германией, указами Президиума Верховного Совета СССР, приказами Верховного Главнокомандующего и НК ВМФ были преобразованы в гвардейские, награждены орденами, и удостоены почётных наименований следующие части и соединения Военно-воздушных Сил СФ.

Разведывательная авиация:

— 118-й разведывательный авиационный полк был награждён орденом Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Киркенесский».

Минно-торпедная и бомбардировочная авиация:

— 5-я минно-торпедная авиационная дивизия была награждена орденом Красного Знамени и удостоена почётного наименования «Киркенесская»;

— 14-я смешанная авиационная дивизия была награждена орденом Красного Знамени;

— 24-й минно-торпедный авиационный полк был преобразован в 9-й гвардейский минно-торпедный авиационный полк, награждён орденом Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Киркенесский»;

— 95-й авиационный полк был награждён орденом Красного Знамени.

Штурмовая авиация:

— 46-й штурмовой Краснознамённый авиационный полк был награждён двумя орденами Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Печенгский».

Истребительная авиация:

— 6-я истребительная авиационная дивизия была награждена орденом Красного Знамени и удостоена почётного наименования «Печенгская»;

— 20-й истребительный авиационный полк был награждён орденом Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Киркенесский»;

— 27-й истребительный авиационный полк был награждён орденом Красного Знамени;

— 72-й смешанный авиационный полк был преобразован во 2-й гвардейский смешанный (позднее — в истребительный) авиационный полк, награждён орденом Красного Знамени, удостоен почётного наименования «Печенгский». Ему также было присвоено имя дважды Героя Советского Союза Б.Ф.Сафонова;

— 78-й истребительный авиационный полк был награждён орденом Красного Знамени;

— 255-й истребительный авиационный полк был награждён орденом Красного Знамени.

С окончанием Великой Отечественной войны в составе ВВС СФ и БелВФ произошли некоторые организационные изменения: 44-й и 54-й смешанные авиационные полки в течение второй половины 1945 г. были расформированы, а 53-й САП4 переформирован в дальнеразведывательный полк. Вместо расформировываемых полков создаются 25-я, 26-я, и 27-я отдельные морские дальнеразведывательные авиационные эскадрильи, вооружённые самолётами МБР-2 и «Каталина».

Источник: Левшов П. В., Болтенков Д. Е. Век в строю ВМФ: Авиация Военно-Морского Флота России (1910-2010). Справочник. — СПб., Специальный выпуск альманаха «Тайфун», 2012. — 768 с.
sf_mbr2.jpg
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Морская авиация СССР в годы Великой Отечественной 17 Март 2014 21:08 #1060

  • Тори
  • Тори аватар
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • Сообщений: 151
  • Репутация: 7
ВВС Черноморского флота СССР в годы войны

К началу войны ВВС Черноморского флота представляли собой внушительную силу:

две авиабригады (62-я ИАБ и 63-я БАБ);
семь авиаполков (8-й ИАП, 9-й ИАП, 32-й ИАП, 40-й БАП, 2-й МТАП, 119-й МРАП, 3-й УРАЛ);
11 эскадрилий (16-я ОМРАЭ, 45-я ОМРАЭ, 60-я ОМРАЭ, 80-я ОМРАЭ, 82-я ОМРАЭ, 83-я ОМРАЭ, 70-я ОКОРАЭ, 78-я ОСБАЭ, 93-я ОИАЭ, 96-я ОИАЭ);
три авиаотряда (18-й ОТАО, 96-й ОМРАО и Отряд корабельной авиации).

Кроме того, продолжалось формирование 8-го ИАП и 9-го ИАП.

Всего в составе лётных частей было 632 боевых самолёта, из них 136 бомбардировщиков (61 ДБ-3ф и 75 СБ), 346 истребителей (И-16, И-153, И-15бис, МиГ-3) и 150 разведчиков (139 МБР-2, 11 ГСТ) (1). Кроме того, имелось ещё 165 транспортных и учебных самолётов1.

Для базирования авиации располагала 61 сухопутным аэродромом и 15 гидроаэродромами. В том числе: в Крыму — 23 сухопутных и 7 гидроаэродромов; в Бессарабии — 9 сухопутных; на Украине — 21 сухопутный и 5 гидроаэродромов; на Кавказе — 8 сухопутных и 3 гидроаэродрома. Большинство сухопутных аэродромов представляли собой всего лишь относительно ровные площадки, без какой-либо аэродромной инфраструктуры. Только один сухопутный аэродром — Сарабуз, имел твёрдое покрытие.

Перед ВВС ЧФ в предстоящей войне были поставлены следующие задачи:

наносить бомбовые и торпедные удары по кораблям и судам противника в море, как самостоятельно, так и во взаимодействии с надводными кораблями;
наносить бомбовые удары по портам и ВМБ, а также по кораблям и судам в них: днём — в составе полка, ночью — небольшими группами и одиночно;
ставить активные минные заграждения небольшими группами самолётов и одиночно;
прикрывать свои военно-морские базы и аэродромы, а также корабли и суда в прибрежных районах;
вести воздушную разведку кораблей в море и слабо прикрытых военных объектов на суше.

4f0_2014-03-17.jpg

Приказ на начало активных боевых действий против Румынии черноморская авиация получила только к исходу дня 22 июня. До этого момента её истребительная авиация отражала налёты немецких и румынских бомбардировщиков на свои базы.

С первых дней войны Авиация Черноморского флота СССР включилась в боевую работу. Так как реальных целей на море для неё не было, то все силы были брошены на сухопутный фронт: Уже на исходе первого дня, в 23.00 самолёты 2-го МТАП и 40-го БАП ВВС ЧФ произвели налёты на Констанцу (3 ДБ-3 и 4 СБ), а также на Сулину (2 СБ). Спустя несколько часов Авиация ЧФ нанесла ещё три удара по ВМБ Констанца: первый — составом 33 ДБ-3 и 27 СБ, второй — 7 ДБ-3, и третий — 9 ДБ-3, а также удар по Сулине составом 6 СБ. От огня зенитной артиллерии и истребителей противника было потеряно 8 ДБ-3 и 8 СБ. Утром 24 июня ВВС ЧФ 14 ДБ-3 и 18 СБ, а вечером — 2 ДБ-3, бомбили Констанцу. Самолёты 96-й ОИАЭ Дунайской флотилии в этот день бомбили румынские порты на Дунае.

В связи с общим неблагоприятным развитием обстановки на Южном фронте и отступлением советских войск, в июне-ноябре 1941 г. силы ВВС флота были вынуждены оставить аэродромы под Одессой и Измаилом. Сначала авиационные части перелетели в район Крымского полуострова, а затем, с потерей Крыма, — на Черноморское побережье Кавказа.
4f1_2014-03-17.jpg

В сентябре 1941 г. группировка разведывательной авиации ВВС ЧФ была усилена за счёт авиаторов Балтики. Тогда на Чёрное море была перебазирована 18-я ОМРАЭ — одна из старейших частей Морской Авиации. Фактически, эта лётная часть лишилась своих самолётов ещё на БФ, а на юге она была вооружена МБР-2 из Ейского ВМАУ.

По состоянию на 1 ноября 1941 г., под Севастополем имелось 44 истребителя, 18 штурмовиков и 31 лодочный самолёт. Из них 8 Ил-2 и 3 И-15 перебазировали на аэродром Анапа. Бомбардировочная и минно-торпедная авиация базировалась на аэродромах Краснодарского края и Северного Кавказа.

Для координации действий авиационных частей в районе Севастополя, приказом командующего ВВС Черноморского Флота генерала Острякова все полки были переформированы в двухэскадрильные. Излишки самолётов подлежало перебазировать на Кавказ, а из имеющихся сил были созданы две нештатные авиационные группы: сухопутных самолётов — на базе управления 8-го ИАП (командир группы — полковник К.И.Юмашев), и морских самолётов — на базе Особой морской авиационной группы ВВС ЧФ (командир группы — майор И.Г.Нехаев, ноябрь 1941 г. — март 1942 г.)

В начале мая 1942 г. штаб ВВС ЧФ был передислоцирован из Севастополя в г. Новороссийск. В этом же месяце, на основании приказа НК ВМФ №0367 от 26.04.1942 г., для укомплектования частей ВВС ЧФ, в них были переданы личный состав и авиатехника расформированной в Ейском ВМАУ истребительной авиационной эскадрильи.

Приказом НК ВМФ №00153 от 09.05.1942 г., для защиты ВМБ Севастополь с воздуха, была сформирована 3-я особая авиационная группа (3-я ОАГ), в которую входили различные части и подразделения ВВС ЧФ, но уже 31 июля, на основании приказа командующего ЧФ №00472, в связи с оставлением города, 3-я ОАГ была расформирована.

В мае 1942 г. отдельные морские разведывательные эскадрильи собрали в составе 116-й МРАП, а 28 июня 1942 г. состоялся первый боевой вылет только что сформированного 36-го МТАП, состоящего из двух эскадрилий самолётов Ил-4.

К 3 июля 1942 г. авиация ЧФ оставила Севастополь и сосредоточилась в Краснодарском крае и на Северном Кавказе. В это время в её составе насчитывалось 277 самолётов, в том числе, 205 исправных. Из них — 23/12 бомбардировщиков (10/6 СБ и 13/6 Пе-2), 15/11 торпедоносцев Ил-4, 54/46 штурмовиков (32/25 Ил-2, 21/19 УТ-16, 1/1 У-26), 126/93 истребителей (2/0 Пе-3, 45/32 ЛаГГ-3, 13/9 МиГ-3, 22/19 Як-1, 22/18 И-16,3/0 И-153, 19/15 И-15бис), 59/43 гидросамолётов (1/1 МТБ-2, 1/1 Че-2, 50/36 МБР-2, 1/1 ГСТ, 4/4 КОР-1).2 Основное количество этих самолётов базировалось на аэродромах: Анапа, Лазаревская, Агой, Мысхако, Гайдук, Елизаветинская, Майкоп, Гудауты, Ейск, Белореченская, Курганная, Поти, Геленджик, Туапсе, Кабардинка, Сочи.

В течение неполного месяца в боях и авиационных происшествиях черноморская авиация потеряла некоторое количество авиационной техники, и на 22 июля 1942 г. в её составе числилось 342 самолёта различных типов, в том числе, 230 боевых, из которых 170 было исправных. По типам: ударных — 12/11 Ил-4, 9/7 СБ, 9/6 Пе-2, 31/25 Ил-2; истребителей — 20/16 Як-1, 11/4 МиГ-3, 43/27 ЛаГГ-3, 44/35 И-16 и И-15бис; летающих лодок — 45/36 МБР-2, и разведчиков — 3/2 Ил-4, 3/1 Пе-2.

За время войны черноморская авиация претерпевала многочисленные структурные изменения: было расформировано большинство отдельных эскадрилий, с одновременным формированием новых полков. Например, в сентябре-октябре 1941 г. был сформирован 18-й ШАП, а в апреле 1942 г. — 36-й МТАП. В мае 1943 г. на базе Морской авиационной группы Новороссийского оборонительного района (МАГ НОР) сформировали 11 -ю штурмовую авиационную бригаду, в состав которой вошли 8-й гв. ШАП, 47-й ШАП и 6-й гв. ИАП.

В конце мая 1943 г. на базе 27-й ОРАЭ ВВС ЧФ, вооружённой колёсными самолётами, был сформирован 30-й отдельный разведывательный авиационный полк, вооружённый самолётами А-20 «Бостон» и Р-40 «Киттихаук».

В июле 1943 г. все авиационные бригады флота были преобразованы в дивизии. Так, 11-я ШАБ стала 11-й ШАД, 62-я ИАБ — 4-й ИАД (3-й , 7-й, 25-й и 62-й ИАП), а 63-й БАБ — 1-й МТАД (36-й МТАП, 5-й гв. МТАП, 40-й БАП). Время от времени в составе 11-й ШАД действовали 11-й гв. ИАП и 9-й ИАП. В это время в составе истребительной авиации флота числилось до 260 самолётов, из которых 190 были новых типов: 22 МиГ-3, 76 ЛаГГ-3, 56 Як-1, 25 Р-39 «Аэрокобра» и 11 Р-40 «Киттихаук».

В октябре 1943 г. черноморская авиация насчитывала уже семь истребительных полков: 6-й гв. ИАП и 11-й гв. ИАП (8-й ИАП и 32-й ИАП были преобразованы в гвардейские части), а также 3-й, 7-й, 9-й, 25-й и 62-й ИАП. В это время штаб ВВС ЧФ размещался в с. Мокапсе (в 20 км от Туапсе).

В ноябре 1943 г. штаб ВВС ЧФ перебазировался в освобождённую советскими войсками Тамань. Тогда же командование Авиации ЧФ приняло решение о перебазировании части сил минно-торпедной, штурмовой и истребительной авиации в Северную Таврию, в район Скадовска. Там из них была сформирована Скадовская авиационная группа, под командованием заместителя начальника штаба ВВС ЧФ полковника В.И.Смирнова. Такая дислокация авиации значительно приближала её к коммуникациям противника в западной части Чёрного моря.

В ноябре 1943 г. началось формирование 43-го ИАП на самолётах Р-39 «Аэрокобра». Он стал последней боевой частью ВВС ВМФ, сформированной в годы войны и успевшей принять участие в реальных боевых действиях.

В январе 1944 г., по завершении формирования, он, вместе с 29-м БАП, переброшенным с Севера, и 40-м БАП, был включён в состав новой 13-й пикировочной авиационной дивизии ВВС ЧФ.

К 19 января 1944 г. ВВС ЧФ базировались на аэродромах Кавказского побережья и в Северной Таврии. В их составе имелось 198 исправных боевых самолётов, в том числе: бомбардировщиков — 18, истребителей — 91, штурмовиков — 39, торпедоносцев — 35, разведчиков — 15. Большая часть штурмовиков и истребителей была сосредоточена на передовых аэродромах: Анапа, Анапская, Витязевская. Она предназначалась для огневой поддержки и прикрытия десанта, уничтожения плавсредств противника в Керченском проливе и на коммуникациях.

К началу апреля 1944 г. Скадовская авиагруппа была расформирована. В это время ситуация в Причерноморье складывалась в нашу пользу. Фронт стремительно продвигался на запад: 26 марта был освобождён Николаев, 30 марта — Очаков, 10 апреля — Одесса, а к 14 апреля советские войска вышли на государственную границу с Румынией. Только южная часть Крымского полуострова с Севастополем оставалась в руках противника.

В период подготовки к Крымской наступательной операции Военный совет ЧФ решил вместо Скадовской авиагруппы сформировать другое оперативное объединение — ВВС Северной Таврии, с двумя аэроузлами: в районе Скадовска и в районе станицы Сокологорное под Мелитополем. Из имеющихся в составе ВВС ЧФ 650 боевых самолётов для участия в операции было выделено 406 самолётов: 34 бомбардировщика, 23 торпедоносца, 66 штурмовиков, 239 истребителей, 15 колёсных разведчиков, 19 гидросамолётов (разведчиков и ПЛО). На Скадовском аэроузле размещались: 13-я ПАД всем составом, 9-й ИАП, 11-й гв. ИАП, 23-й ОШАП и две эскадрильи 30-го ОРАП. Вблизи Сокологорного базировались 5-й гв. МТАП и 13-й гв. ДБАП (бывш. 119-й ОМРАП) из состава 2-й гв. МТАД.

Передовой штаб ВВС ЧФ размещался там же, в Сокологорном.

8 апреля 1944 г. началась Крымская операция, и через месяц, 9 мая Севастополь был освобождён советскими войсками. Практически всё Чёрное море перешло в наши руки. Хотя противник ещё сохранял за собой порты Румынии и Болгарии, но об его активных действиях на море уже не могло идти речи. Авиация ЧФ в середине апреля 1944 г. была перебазирована на аэродромы Крыма и под Одессу.
4f2_2014-03-17.jpg

На завершающем этапе подготовки Ясско-Кишинёвской наступательной операции советских войск, в середине августа 1944 г. была активизирована деятельность минно-торпедной, бомбардировочной и разведывательной авиации ЧФ на коммуникациях противника Сулина — Констанца — Варна и по дунайским портам Галац и Браила. Одновременно шла подготовка к воздушной операции по уничтожению кораблей противника в ВМБ Констанца.

Активные боевые действия на Чёрном море завершились в конце мая 1944 г., и командование Авиации ВМФ приняло решение об усилении, за счёт ВВС Черноморского Флота других воюющих флотов. В связи с чем, к 1 июня на Балтику была переброшена 11-я ШАД, в составе 8-го гв. ШАП, 47-го ШАП и 9-го ИАП. Следом за ней, в июне 1944 г. в состав 5-й МТАД ВВС СФ был передислоцирован 36-й МТАП. И, наконец, к середине лета 1945 г. ещё два черноморских полка — 43-й ИАП и 2-й УАП, были перебазированы на Дальний Восток, войдя в состав ВВС ТОФ.

С осени 1944 г. ВВС ЧФ были выведены из боевого состава действующей армии и приступили к боевой подготовке личного состава, оставаясь при этом резервом для авиации действующих флотов. Соединения и части черноморской авиации оказались разбросаны по всей акватории Чёрного моря: от границы с Турцией в Грузии до границы с Турции в Болгарии. На основании приказа командующего ЧФ №0777 от 27.09.1944 г., были передислоцированы на румынские и болгарские аэродромы:

в Мамайю — управление 13-й АДПБ, 6-й гв. ИАП, 43-й ИАП, 29-й АППБ и 40-й АППБ;
в Дежос — 11-й гв. ИАП;
в Вишору — 25-й ИАП, 23-й ШАП;
на оз. Сиудгиол (Констанца) — 18-я ОМРАЭ, 60-я ОМРАЭ.

К концу 1944 г., на основании приказа командующего ЧФ №01003 от 08.12.1944 г., состоялось очередное перебазирование частей ВВС ЧФ:

в Одессу — 40-го АППБ;
в Констанцу — 60-й ОМРАЭ;
на аэр. Алма-Томак (Крым) — 24-й ОАЭ КА.

Состав ВВС ЧФ в 1940 г.

Управление ВВС ЧФ — Севастополь.

62-я ИАБ: 8-й ИАП, 9-й ИАП, 32-й ИАП, 87-я ОИАЭ, 93-я ОИАЭ (с мая), 96-я ОИАЭ (с августа), 18-й ОТАО;
63-я БАБ: 2-й МТАП, 40-й СБАП, 78-я ОСБАЭ;
119-йОМРАП;
16-я ОМРАЭ, 45-я ОМРАЭ, 49-я ОМРАЭ, 54-я ОМРАЭ, 80-я ОМРАЭ, 82-я ОМРАЭ, 83-я ОМРАЭ, 17-я ОМРАЭ (передана ВМАУ им. С.А.Леваневского);
46-я ОШАЭ, 60-я ОАЭ ВУ, 70-я ОКОРАЭ;
7-е ОАЗ ПВО, 9-е ОАЗСВ, ОКА.

Состав ВВС Черноморского Флота СССР на 22 июня 1941 г.

Управление ВВС ЧФ — Севастополь.

62-я ИАБ (Евпатория): 8-й ИАП (Евпатория), 9-й ИАП (Очаков), 32-й ИАП (Евпатория), 7-й ИАП (с июля) 18-й ОТАО (Евпатория);
63-я БАБ (Сарабуз): 2-й МТАП (Карагоз), 40-й БАП (Са-рабуз), 78-я ОСБАЭ (Одесса);
119-й МРАП — аэр. Каборга (район Очакова);
16-я ОМРАЭ (Поти), 45-я ОМРАЭ (Керчь), 60-я ОМРАЭ (ОАЭ ВУ) (Севастополь),
80-я ОМРАЭ (Севастополь), 82-я ОМРАЭ (Одесса), 83-я ОРАЭ (Геленджик), 98-й ОМРАО (Севастополь);
3-й СУРАП (Ажанкой) — расформирован в августе;
70-я ОКОРАЭ (Одесса), 87-я ОИАЭ (Николаев), 93-я ОИАЭ (Керчь), 96-я ОИАЭ (Измаил);
ОКА (Севастополь), ОСАНАЗ — с августа;
Особый (Черноморский) транспортный отряд ГВФ (с 25 июня).

Состав ВВС ЧФ на 22 июля 1942 г.

Управление ВВС ЧФ — Новороссийск (с. июля).

62-я ИАБ: 3-й ИАП, 7-й ИАП, 62-й ИАП (Анапа, Лазаревская, Агой, Мысхако, Гайдук);
63-я БАБ: 5-й гв. МТАП, 40-й БАП (Майкоп, Гудауты, Елизаветинская);
27-я ОРАЭ (Елизаветинская);
87-я ОИАЭ (Ейск, аэр. Ольгина, аэр. Анапа);
46-й ШАП (Анапская, Белореченская, Курганная, Анапа, Майкоп);
18-й ШАП (Сальск);
14-я ОШАЭ (Ейск, Анапа, Курганная, Елизаветинская);
119-й ОМРАП (Ейск, ст. Николаевская);
82-я ОМРАЭ (Поти, аэр. Геленджик);
80-я ОМРАЭ (Геленджик);
60-я ОМРАЭ (Туапсе);
8-яУАЭ (Гудауты);
18-й ОТАО (Абаша, Сочи);
9-е ОАЗСВ управления ВВС ЧФ (Кабардинка);
Особый (Черноморский) транспортный отряд ГВФ (Сочи);
два ОКОРАЗ (Туапсе, Поти), ОСАНАЗ.

Состав ВВС ЧФ на 15 октября 1943 г.

Управление ВВС ЧФ — с. Мокапсе (20 км южнее Туапсе).

4-я ИАД: 3-й ИАП (Мериа, Геленджик), 7-й ИАП (Миха-Цхакая), 62-й ИАП (Лазаревская), 25-й ИАП (Геленджик);
1-я МТАД: 5-й гв. МТАП (Гудауты, Геленджик), 36-й МТАП (Геленджик, Алахадзе), 40-й БАП (Адлер), 11-й гв. ИАП (Геленджик);
11-я ШАД: 8-й гв. ШАП (Геленджик), 47-й ШАП (Абаша), 9-й ИАП (Геленджик),
6-й гв. ИАП (Абаша);
30-й ОРАП (Адлер);
23-й ОШАП (Ейск);
119-й ОМРАП (Геленджик): 18-я ОМРАЭ (Геленджик), 60-я ОМРАЭ (Поти);
82-я ОМРАЭ (Поти, Геленджик, оз. Инкит);
8-я УАЭ (с ноября переформирована во 2-й уБАП);
3-й ОБУКАО, 2-й ОАРТАО, 18-й ОТАО;
9-е ОАЗСВ, ОСАНАЗ.

Состав Военно-воздушных сил ЧФ на 1 июля 1944 г.

Управление ВВС ЧФ — Севастополь.

2-я гв. МТАД: 5-й гв. МТАП, 13-й гв. ДБАП, 11-й гв. ИАП;
4-я ИАД: 3-й ИАП, 7-й ИАП, 25-й ИАП, 62-й ИАП;
11-я ШАД: 8-й гв. ШАП, 47-й ШАП, 6-й гв. ИАП, 9-й ИАП;
13-я ПАД: 29-я ПАП, 40-й ПАП, 43-й ИАП;
30-й РАП, 18-я ОМРАЭ, 60-я ОМРАЭ, 82-я ОМРАЭ;
2-й УБАП, 2-я ОСАЭ, 4-я ОБУКАЭ, 24-я ОЭКА;
2-й ОАРТАО, 9-й ОАОСВ.

Состав морской авиации Черноморского флота на 1 июля 1945 г.

Управление ВВС ЧФ — Севастополь.

2-я гв. МТАД (Саки): 5-й гв. МТАП (Сарабуз), 13-й гв. ДБАП (Саки), 11-й гв. ИАП (Саки);
4-я ИАД (Саки): 3-й ИАП (Миха-Цхакая), 7-й ИАП (Алма-Томак), 25-й ИАП (Бургас), 62-й ИАП (Мысхако/Аджи-Булат);
13-я АДПБ (Одесса): 29-й ПАП, 40-й ПАП, 43-й ИАП (в июле убыл на ТОФ) (Одесса);
6-й гв. ОИАП (Мамайя), 23-й ОШАП (Мамайя), 30-й ОРАП (Евпатория);
18-я ОМДРАЭ (Севастополь), 60-я ОМДРАЭ (Констанца), 82-я ОМДРАЭ (Поти);
2-й УБАП (Ажанкой, в марте убыл на ТОФ);
2-я ОСАЭ (Севастополь), 4-я ОБУКАЭ ПВО (Севастополь), 24-я ОЭКА (Альма-Тамак), 39-я ОАЭ НИ (Сарабуз), 2-й ОАРТАО (Севастополь).

Награды ВВС Черноморского флота

С июня 1941 г. по сентябрь 1944 г. авиаторы-черноморцы совершили 131 637 боевых вылетов, потопили 345 кораблей и судов, уничтожили 2149 самолётов, большое количество другой боевой техники и живой силы врага3. За мужество и героизм 61 лётчику и штурману ВВС ЧФ было присвоено звание Героя Советского Союза. За мужество и героизм, проявленные в боях с фашистской Германией, указами Президиума Верховного Совета СССР, приказами Верховного Главнокомандующего и наркома ВМФ были преобразованы в гвардейские, награждены орденами и удостоены почётных наименований следующие части и соединения Военно-воздушных Сил ЧФ:

Разведывательная авиация:

30-й разведывательный авиационный полк был награждён орденом Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Севастопольский»;
18-я отдельная морская разведывательная авиационная эскадрилья была награждена орденом Красного Знамени и удостоена почётного наименования «Констанцская».

Минно-торпедная и бомбардировочная авиация:

1-я минно-торпедная авиационная дивизия была преобразована во 2-ю гвардейскую минно-торпедную авиационную дивизию и удостоена почётного наименования «Севастопольская »;
13-я авиационная дивизия пикирующих бомбардировщиков была удостоена почётного наименования «Севастопольская»;
2-й минно-торпедный авиационный полк был преобразован в 5-й гвардейский минно-торпедный авиационный полк и удостоен почётного наименования «Констанцский»;
40-й бомбардировочный авиационный полк был награждён орденом Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Констанцский»;
29-му бомбардировочному авиационному полку было присвоено почётное наименование «Сулинский»;
36-й минно-торпедный авиационный полк был награждён орденом Красного Знамени;
119-й разведывательный авиационный полк был преобразован в 13-й гвардейский авиационный полк, награждён орденом Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Констанцский».

Штурмовая авиация:

11-я штурмовая авиационная дивизия (бывш. 11-я ШАБ) была дважды награждена орденом Красного Знамени и удостоена почётного наименования «Новороссийская»;
18-й штурмовой авиационный полк (бывш. 46-я ОШАЭ) был преобразован в 8-й гвардейский штурмовой полк и удостоен почётного наименования «Феодосийский»;
23-му штурмовому авиационному полку было присвоено почётное наименование «Николаевский»;
47-му штурмовому авиационному полку было присвоено почётное наименование «Феодосийский».

Истребительная авиация:

7-й истребительный авиационный полк был награждён орденом Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Севастопольский»;
8-й истребительный авиационный полк был преобразован в 6-й гвардейский истребительный полк, дважды награждён орденом Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Севастопольский»;
9-й истребительный авиационный полк был награждён орденом Красного Знамени;
25-й истребительный авиационный полк дважды был награждён орденом Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Керченский»;
32-й истребительный авиационный полк был преобразован в 11 -й гвардейский истребительный полк, дважды награждён орденом Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Николаевский».

Источник: Левшов П. В., Болтенков Д. Е. Век в строю ВМФ: Авиация Военно-Морского Флота России (1910-2010). Справочник. — СПб., Специальный выпуск альманаха «Тайфун», 2012. — 768 с.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Морская авиация СССР в годы Великой Отечественной 17 Март 2014 21:11 #1061

  • Тори
  • Тори аватар
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • Сообщений: 151
  • Репутация: 7
Морская авиация Балтийского флота в годы войны

Именно ВВС Балтийского флота, первым из объединений Морской Авиации, довелось участвовать в сражениях разгоравшейся в Европе войны. С 30 ноября 1939 г. по 13 марта 1940 г. авиаторы Балтийского флота принимали участие в боевых действиях в небе над Финляндией. К началу боевых действий ВВС БФ имели 450 самолётов (411 боеготовых) и 361 экипаж, из них 111 бомбардировщиков (60 ДБ-3, 51 СБ), 214 истребителей (124 И-16, 70 И-15, 20 И-153), 115 разведчиков МБР-2 и 10 разведчиков-корректировщиков Р-5. (В других источниках сообщается о 469 самолётах: 111 бомбардировщиков СБ и ДБ-3, 246 истребителей И-15, И-16 и И-153, 102 летающие лодки МБР-2 и несколько машин других типов).

За период боев лётчики БФ произвели 16663 боевых вылета, сбросили 2600 тонн авиабомб. В воздушных боях и на аэродромах уничтожили 65 самолётов противника, потопили и повредили 37 транспортов и боевых кораблей, перебросили 70000 тонн грузов, выставили 45 мин. Свои потери составили 59 самолётов и 110 человек лётного и технического состава.

За мужество и героизм, проявленные в боях морскими авиаторами, 12-я и 13-я ОИАЭ, а также 3-я АЭ 1-го МТАП были награждены орденами Красного Знамени, а 17 авиаторов Балтики были удостоены высокого звания Героя Советского Союза, среди них: И.Д.Борисов, И.И.Волосевич, Г.П.Губанов, А.А.Губрий, А.А.Денисов, П.В.Кондратьев, А.И.Крохалев, А.И.Нефедов, Г.С.Пинчук, Ф.Н.Радус, В.И.Раков, И.Г.Романенко, В.М.Савченко, Н.А.Токарев, С.М.Шувалов, В.М.Харламов, А.И.Белогуров.

К началу Великой Отечественной войны ВВС БФ (командующий — генерал-майор авиации В.В.Ермаченков, с 15.07.1941 г. — генерал-майор авиации М.И.Самохин) в своём составе имели:

8-ю бомбардировочную авиационную бригаду (1-й МТАП, 57-й БАП и 17-й ОТАО);
10-ю авиационную бригаду (73-й БАП, 13-й ИАП и 71-й ИАП);
61-ю истребительную авиационную бригаду (5-й ИАП, 12-ю ОИАЭ, 13-ю ОИАЭ и 104-ю ОИАЭ);
15-й отдельный морской разведывательный авиационный полк;
1-й и 2-й учебные резервные авиационные полки;
семь отдельных разведывательных и одну корректировочную авиационные эскадрильи;
звено связи, ПВО, санитарное звено, два корабельных авиационных звена линкоров.

Всего в составе ВВС флота насчитывалось 709 (707)1 самолётов, в том числе: 367 (368) истребителей, 211 (188) бомбардировщиков и торпедоносцев, 131 (151) гидросамолёт-разведчик.

3 июля 1941 г. нарком ВМФ приказал Военному Совету БФ немедленно перебазировать в распоряжение ВВС СФ эскадрилью самолётов, в составе девяти СБ.

vvs_bf1.jpg

Аэродромы ВВС БФ в первые дни войны, за исключением аэродром Ханко, вследствие своей отдалённости от границы, ударом авиации противника не подвергались. Только с продвижением войск противника на Восток они стали подвергаться авианалётам. Так, 7 июля был нанесён бомбоштурмовой удар по аэродром Пярну. В результате удара, сгорели ТБ-3, Ар-2, И-153. Ещё один И-153 был повреждён. 13 июля авиация противника подвергла бомбардировке аэродромы ВВС БФ — Котлы, Копорье и Керстово. На Котлах самолёты не пострадали, но было убито 20 человек и ранено ещё 37. При бомбежке аэродром Копорье сгорели DC-3, Ар-2, СБ, У-2. Убито 30 человек, ранено 52 человека. На аэродром Керстово, в результате бомбового удара, было выведено из строя лётное поле на 1,5 часа и ранен один человек. В течение 14-20 июля эти аэродромы подвергались повторным бомбардировкам, но большого эффекта противник не достиг.

Наиболее эффективными были удары штурмовиков противника под прикрытием истребителей по аэродром Пейпия (оз. Копанское) 9 августа и аэродром Низино 19 августа 1941 г. В результате, на земле было уничтожено 10 самолётов МБР-2 и 22 истребителя.

С началом боевых действий ВВС БФ пришлось решать не только традиционные для Морской Авиации задачи. Так, части бомбардировочной и минно-торпедной авиации наносили удары по танковым и пехотным колоннам противника, наступающим на Ленинград, а истребители и летающие лодки неоднократно привлекались к штурмовке позиций противника на подступах к Либаве, Риге и Таллину.

После 28 августа 1941 г. части и соединения ВВС БФ, базировавшиеся к началу войны в Прибалтике, были вынуждены перебазироваться на ленинградские аэродромы. Исключение составляла авиационная группа ВМБ Ханко, которая оставалась там вплоть до эвакуации базы в начале декабря.

К осени 1941 г. линия фронта в районе Ленинграда несколько стабилизировалась, и появилась возможность переформировать потрёпанные в боях части Балтийской авиации. В этой связи, с 25 октября 1941 г. была расформирована 10-я САБ и некоторые отдельные авиационные эскадрильи. Часть излишнего лётного и технического состава была отправлена в тыл, для переучивания и формирования новых частей. В частности, в г. Саранск были отправлены: управление 10-й САБ, 73-й БАП, 13-я ОИАЭ, а также личный состав расформированных частей (15-й, 19-й, 22-й, 43-й, 81-й, 85-й ОМРАЭ, 71 ОКОРАЭ, 104-й ОИАЭ и 131-й ОСАЭ). Сама балтийская авиация оказалась разделённой на три неравные части. Основные её силы базировались внутри блокадного кольца, на аэродромах внутри городской черты и в непосредственной близости (Левашове Каменка, Парголово, Гражданка, Приютино, Углово, Бычье Поле). Другая часть ВВС БФ была выделена для защиты ладожских коммуникаций и базировалась на южном берегу Ладожского озера (Выстав, Новая Ладога, Волхов). Третья часть разместилась на Ораниенбаумском плацдарме (Борки — Лебяжье и Гора-Валдай). Здесь же разместился передовой командный пункт ВВС БФ. При этом состав авиачастей этих районов базирования неоднократно менялся. Такая ситуация сохранялась до января 1944 г., когда была окончательно снята блокада Ленинграда и ВВС БФ смогли наконец стать единым оперативным объединением.

За четыре первых месяца войны ВВС БФ потеряли 577 самолётов. В том числе, по типам: 94 МБР-2, 85 И-16, 83 ДБ-3ф, 79 И-153, 63 СБ, 48 МиГ-3, 23 Ил-2, 18 И-15бис, 15 Ар-2, 13 Пе-2, 12 Як-1, 11 У-2, 8 ЛаГГ-3, 5 Че-2, 5 УТ-2, 4 ТБ-3, 3 УТ-1, 2 ПС-84, 2 КОР-1; по одному МП-1, УТИ-4, Р-5 и Ш-2.

В конце 1941 г. для защиты коммуникаций на Ладоге была сформирована Специальная группа морской авиации, включившая в свой состав 5-й, 13-й ИАП и 12-ю ОИАЭ ВВС БФ.

Весной 1942 г. обстановка на Ленинградском фронте несколько стабилизировалась. На первый план вышла борьба с артиллерийскими батареями противника, но штурмовой и бомбардировочной авиации для её успешного решения было явно недостаточно. Командование ВВС ВМФ пошло на вынужденный шаг: из имевшихся в наличии учебных самолётов У-2, оборудованных бомбовыми держателями, на базе ВМАУ им. С.А.Леваневского были сформированы две ночные бомбардировочные эскадрильи: 25-я ОНБАЭ и 52-я ОНБАЭ. В мае эти части были переброшены на Ораниенбаумский плацдарм, откуда наносили ночные бомбовые удары по объектам немцев в Стрельне, Беззаботном, Петергофе и др.

В июне 1942 г. в составе ВВС БФ появляются новые истребительные части: 11-й и 21-й ИАП, оснащённые истребителями И-16 и Як-1, а в ноябре формируется новое авиационное соединение — 9-я истребительная авиационная бригада.

В конце 1942 г. и в начале 1943 г. на базе 12-й и 13-й отдельных истребительных эскадрилий были сформированы 12-й ИАП и 13-й ИАП.

В начале июля 1943 г. все три бригады ВВС БФ были переформированы в дивизии: при этом 8-я БАБ становится 8-й МТАД, 9-я ИАБ — 9-й ШАД, а 61-я ИАБ — 3-й ИАД (25 июля 1943 г. она была преобразована в 1-ю гв. ИАД).

В 1943 г., вместо расформированного 15-го ОМРАП (МБР-2) и 26-й ОРАЭ, вооружённой колёсными самолётами, был сформирован новый 15-й отдельный разведывательный авиационный полк. Несмотря на то, что часть сохранила прежний номер, теперь она имела на вооружении только колёсные самолёты2.

В июне 1944 г. балтийская авиация была усилена переброшенной с Чёрного моря 11-й штурмовой авиационной дивизией, в которую входили 8-й гв. ШАП, 47-й ШАП и 9-й ИАП. Теперь в составе ВВС БФ имелась самая мощная группировка штурмовых самолётов среди авиаций флотов.

К январю 1945 г. Авиация БФ насчитывала в своём составе 781 самолёт, в том числе: 87 торпедоносцев, 74 бомбардировщика, 176 штурмовиков, 365 истребителей, 66 разведчиков и 13 корректировщиков.

Двигаясь за фронтом, части ВВС БФ перемещались на только что освобождённые аэродромы в Прибалтике, Восточной Пруссии и Польше. Так, с 29 апреля 1945 г. на аэродром Кольберг (ныне — Колобжег) сосредоточилась авиагруппа под командованием начальника штаба ВВС БФ генерал-майора авиации А.М.Шугинина, в составе 9-й ШАД, 51-го МТАП, 21-го ИАП и эскадрильи 15-го ОРАП. Отсюда 4 мая самолёты нанесли удары по ВМБ Свинемюнде, где их целями стали учебный линкор «Шлезиен», артиллерийский корабль «Гекторо» (бывш. вспомогательный крейсер «Орион»), миноносец Т-36 и ряд других транспортных кораблей и судов.

Последние боевые вылеты в Великой отечественной войне лётчики ВВС БФ совершили 8 Мая 1945 г., на бомбардировку и штурмовые удары по портам Ренё и Нексё на датском о. Борнхольм. Вылеты 9 мая производились уже без применения оружия.

Боевые действия авиаторы-балтийцы завершили в Германии, Восточной Пруссии, Померании и Курляндии.
Состав ВВС Балтийского флота в годы Второй мировой войны
Состав ВВС БФ на 30 ноября 1939 г. (к началу войны с Финляндией)

Управление ВВС — Таллин.

8-я БАБ (Котлы);
1-й МТАП (штаб, 2-я и 4-я АЭ — аэродром Беззаботное, 1-я АЭ — аэродром Клопицы, 3-я АЭ — аэродром Котлы, 5-я АЭ — аэродром Копорье);
57-й СБАП (штаб, 1-я, 3-я, 4-я, 5-я АЭ — аэродром Котлы, 2-я АЭ — аэродром Палдиски);
10-я САБ (Палдиски): 12-я ОМБРАЭ (с декабря 1939г.— 15-я ОМБРАЭ, аэродром Кихельконна), 43-я ОМБРАЭ (аэродром Либава), 44-я ОМБРАЭ (аэродром Палдиски);
61-я ИАБ (Новый Петергоф): 5-й ИАП (штаб, 1-я, 2-я, 3-я, 4-я АЭ — аэродром Низино, 5-я АЭ — аэродром Бычье Поле), 13-й ИАП (штаб, 1-я, 2-я, 3-я АЭ — аэродром Котлы, 4-я АЭ — аэродром Липово, 5-я АЭ — аэродром Беззаботное); 11-я ОИАЭ (аэродром Куммолово), 12-я ОИАЭ (аэродром Липово), 13-я ОИАЭ (аэродром Купля);
15-й МРАП3: 11-я ОМРАЭ, 18-я ОМРАЭ, 19-я ОМРАЭ, 58-я ОАЭ ВУ;
7-я ОМБРАЭ, 41-я ОМБРАЭ (аэродром Новая Ладога);
12-й ОМРАО, 44-й ОМРАО, 71-й ОКОРАО, ОСАНАЗ, ОАЗСВ.

Состав ВВС БФ в середине 1940 г.

Управление ВВС — Таллин.

8-я БАБ (Котлы): 1-й МТАП, 57-й БАП, 17-й ОТАО; 10-я АБ (Таллин): 73-й БАП, 13-й ИАП, 71-й ИАП, 43-я ОМРАЭ, 44-я ОМРАЭ;
61-я ИАБ (Новый Петергоф): 5-й ИАП, 11-я ОИАЭ, 12-я ОИАЭ, 13-я ОИАЭ,
35-я ОРАЭ (расформирована в 1940 г.);
15-й ОМРАП: 11-я МРАЭ, 13-я МРАЭ, 15-я МРАЭ, 18-я МРАЭ, 19-я МРАЭ, 22-я МРАЭ;
41-я ОМРАЭ, 58-я ОАЭ ВУ, 81-я ОМРАЭ, 85-я ОМРАЭ;
12-й ОМРАО, 43-й ОМРАО, 44-й ОМРАО;
1-я ЗАПАЭ, 71-я ОКОРАЭ;
7-е ОАЗ ПВО, ОСАНАЗ, 23-е ОАЗСВ, два корабельных авиазвена.

Состав ВВС БФ на 22 июня 1941 г.

Управление ВВС — Таллин; Ленинград (Адмиралтейство) —после 28 августа 1941 г.

8-я БАБ (Котлы): 1-й МТАП (аэродром Беззаботное, аэродром Копорье, аэродром Клопицы) 57-й БАП (аэродром Котлы, аэродром Копорье, аэродром Ратчино), 17-й ОТАО (аэродром Котлы);
10-я АБ (Таллин): 73-й БАП (аэродром Пернов), 13-й ИАП (аэродром Ханко, аэродром Керстово), 71-й ИАП (аэродром Таллин); 104-я ОИАЭ (аэродром Палдиски);
61-я ИАБ (Новый Петергоф): 5-й ИАП (аэродром Низино), 12-я ОИАЭ (аэродром Липово), 13-я ОИАЭ (аэродром Купля);
15-й ОМРАП (аэродром Гора-Валдай): 19-я МРАЭ (аэродром Гора-Валдай), 22-я МРАЭ (аэродром Вейно); 18-я МРАЭ (аэродром Ораниенбаум);
15-я ОМРАЭ (аэродром Кихельконна), 41-я ОМРАЭ (Рига), 43-я ОМРАЭ (Либава), 44-я ОМРАЭ (Таллин), 58-я ОАЭ ВУ (Пей-пия), 71 -я ОКОРАЭ (аэродром Копорье), 81 -я ОМРАЭ (аэродром Ханко), 85-я ОМРАЭ (аэродром Выборг);
1-я ЗАПАЭ (переформирована в 1-й ЗАП), 131-я ОСАЭ (с августа);
7-е ОАЗ ПВО, ОСАНАЗ, 23-е ОАЗСВ, два ОКОРАЗ;
Особый (Балтийский) транспортный отряд ГВФ (с 25 июня).

Состав ВВС БФ в 1942 г.

Управление ВВС — Ленинград.

8-я МТАБ: 1-й гв. МТАП, 57-й ПШАП, 73-й БАП, 21-й ИАП;
61-я ИАБ: 3-й гв. ИАП, 4-й гв. ИАП, 13-й ИАП, 11-й ИАП (до декабря 1942 г.);
9-я ИАБ: 11-й ИАП (с декабря), 71-й ИАП, 12-я ОИАЭ;
15-й ОМРАП: 44-я МРАЭ, 52-я НБАЭ, 58-я АЭ ВУ;
6-я ОСАЭ, 7-я УАЭ, 25-я ОНБАЭ (ОИАЭ), 26-я ОРАЭ, 41-я ОМРАЭ;
13-й ОАРТАО, 7-е ОБУКАЗ (с декабря), ОСАНАЗ, 23-е ОАЗСВ.

Состав Военно-воздушных сил БФ в 1943 г.

Управление ВВС — Ленинград (Лесное).

61-я ИАБ (Кронштадт): 3-й гв. ИАП, 4-й гв. ИАП , 13-й ИАП;
9-я ИАБ (Новая Ладога) :11-й ИАП, 71 -й ИАП, 12-я ОИАЭ;
8-я МТАБ (Ленинград): 1-й гв. МТАП (Углово), 57-й ПШАП (Гражданка), 73-й БАП (Гражданка), 21-й ИАП (Приютино);
15-й МРАП (Борки): 44-я МРАЭ и 58-я МРАЭ (до марта 1943 г.);
26-я ОРАЭ (Приютино), с апреля — 15-й ОРАП (43-я РАЭ и44-яРАЭ);
7-я УАЭ (Пильна) — переформирована в 1-й УАП;
6-я ОСАЭ, 13-я ОКОРАЭ, 25-я ОИАЭ, 52-я ОНБАЭ;
7-й ОБУКАЗ/ОБУКАО, 16-е ОСАНАЗ, 23-е ОАЗСВ, 17-й ОТАО (с февраля).

Состав ВВС Балтфлота на 1944 г.

Управление ВВС — Ленинград.

8-я МТАД (Борки): 1-й гв. МТАП (Каменка), 51-й МТАП (Новая Ладога), 12-й гв. ПБАП (Борки), 21-й ИАП (Гора-Валдай), 9-я ШАД (Копорье): 7-й гв. ПШАП (Котлы), 35-й ШАП (Копорье), 12-й ИАП (Копорье), 13-й ИАП (Котлы);
1-я гв. ИАД (Липово): 3-й гв. ИАП (Сескар), 4-й гв. ИАП (Лавенсаари), 10-й гв. ИАП (Липово);
15-й ОРАП (Гражданка): 43-я РАЭ, 44-я РАЭ и 45-я РАЭ (с апреля);
11-я ШАД (с июня): 8-й гв. ШАП, 47-й ШАП, 9-й ИАП, 11-й ИАП (Бычье Поле);
1 -й УАП (Новая Ладога);
1-я ОСАЭ (Гора-Валдай, с июля), 3-я ОБУКАЭ (с июня);
13-я ОАРТАЭ (Гражданка), 7-й ОБУКАО (до июня);
17-й ОТАО, 16-е ОСАНАЗ, 23-е ОАЗСВ (все — до июля).

Состав ВВС БФ на 1 ноября 1944 г.

Управление ВВС — г. Паланга.

8-я МТАД (Паневежис): 1-й гв. МТАП, 51-й МТАП, 12-й гв. ПБАП, 14-й гв. ИАП, 21-й ИАП;
1-я гв. ИАД (Лагсберг): 3-й гв. ИАП (Лагсберг), 4-й гв. ИАП (Малми), 10 гв. ИАП (Бычье Поле);
9-я ШАД (Пернов): 7-й гв. ПШАП, 35-й ШАП, 12-й ИАП;
11-я ШАД (Паланга): 8-й гв. ШАП, 47-й ШАП, 9-й ИАП, 11-й ИАП;
15-й ОРАП (Паневежис);
1-й УАП (Новая Ладога);
1-я ОСАЭ, 3-я ОБУКАЭ, 13-я ОАРТАЭ (Липово), 29-я ОРАЭПЛО (с июля).

Состав ВВС Балтийского флота на 9 мая 1945 г.

Управление ВВС — г. Паланга.

1-я гв. ИАД: 3-й гв. ИАП, 4-й гв. ИАП, 10-й гв. ИАП, 11-й ИАП;
8-я МТАД: 1-й гв. МТАП, 12-й гв. ПБАП, 51-й МТАП, 14-й гв. ИАП, 21-й ИАП;
9-я ШАД: 7-й гв. ПШАП, 35-й ШАП, 12-й ИАП;
11-й ШАД: 8-й гв. ШАП, 9-й ИАП, 47-й ШАП;
1-й УАП, 15-й ОРАП,
1-я ОСАЭ, 3-я ОБУКАЭ, 7-я ОАЭСВ, 13-я ОКОРАЭ, 15-я ОАЭ ПЛО, 16-я ОАЭ ПЛО, 17-я ОАЭ ПЛО.

Награды ВВС КБФ

За мужество и героизм, проявленные в боях с фашистской Германией, указами Президиума Верховного Совета СССР, приказами Верховного Главнокомандующего и Народного Комиссариата ВМФ были преобразованы в гвардейские, награждены орденами и удостоены почётных наименований следующие части и соединения ВВС БФ.

Разведывательная авиация:

— 15-й отдельный разведывательный авиационный полк был награждён орденами Ушакова и Красного Знамени, присвоено наименование «Таллинский».

Минно-торпедная и бомбардировочная авиация:

— 8-я минно-торпедная авиационная дивизия была награждена орденом Красного Знамени, присвоено наименование «Гатчинская»;

— 1-й минно-торпедный авиационный полк был преобразован в 1-й гвардейский МТАП, награждён орденом Красного Знамени. Ему было присвоено почётное наименование «Клайпедский»;

— 51-й минно-торпедный авиационный полк был награждён орденами Ушакова и Нахимова. Ему было присвоено почётное наименование «Таллинский»;

— 73-й бомбардировочный авиационный полк был преобразован в 12-й гвардейский пикировочно-бомбардировочный авиационный полк. Он также был награждён орденами Ушакова и Красного Знамени и получил почётное наименование «Таллинский».

Штурмовая авиация:

— 9-я штурмовая авиационная дивизия была награждена орденами Ушакова и Красного Знамени. Ей было присвоено почётное наименование «Ропшинская»;

— 57-й (скоростной бомбардировочный) штурмовой авиационный полк был преобразован в 7-й гвардейский пикировочно-штурмовой авиационный полк и награждён орденами Ушакова и Красного Знамени. Полку было присвоено почётное наименование «Таллинский»;

— 35-й штурмовой авиационный полк был награждён орденом Красного Знамени и ему присвоено почётное наименование «Таллинский»;

— 8-й гвардейский штурмовой Феодосийский авиационный полк ВВС ЧФ/БФ был награждён дважды орденом Красного Знамени.

Истребительная авиация:

— 3-я истребительная авиационная дивизия (бывш. 61 -я ИАБ) была преобразована в 1 -ю гв. ИАД и награждена орденом Красного Знамени. Ей было присвоено почётное наименование «Выборгская»;

— 5-й истребительный авиационный полк был преобразован в 3-й гв. ИАП и награждён орденом Красного Знамени;

— 9-й истребительный авиационный полк был награждён орденами Красного Знамени и Ушакова, а также удостоен почётного наименования «Клайпедский»;

— 13-й истребительный авиационный полк был преобразован в 4-й гв. ИАП и награждён орденом Ушакова;

— 71-й истребительный авиационный полк был преобразован в 10-й гв. ИАП и награжден орденом Красного Знамени;

— 13-й истребительный Краснознамённый авиационный полк (П-го формирования) (бывш. 13-я ОИАЭ) был преобразован в 14-й гв. Краснознамённый ИАП. Полк был награждён орденом Ушакова и ему было присвоено почётное наименование «Клайпедский».

Специальная авиация:

— 13-я отдельная корректировочно-буксировочная авиационная эскадрилья была награждена орденом Красного Знамени и ей присвоено почётное наименование « Клайпедская ».

Источник: Левшов П. В., Болтенков Д. Е. Век в строю ВМФ: Авиация Военно-Морского Флота России (1910-2010). Справочник. — СПб., Специальный выпуск альманаха «Тайфун», 2012. — 768 с.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Морская авиация СССР в годы Великой Отечественной 17 Март 2014 21:12 #1062

  • Тори
  • Тори аватар
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • Сообщений: 151
  • Репутация: 7
Авиация ВВС ТОФ во время Второй мировой войны

По состоянию на 22 июня 1941 г., в составе ВВС ТОФ имелось 969 самолётов различных типов, в том числе: истребителей — 351 (188 И-16, 94 И-15бис, 69 И-153), бомбардировщиков — 186 (87 ДБ-3 и 99 СБ), колёсных разведчиков — 17 (11 Р-5 и 6 Р-6), морских разведчиков — 227 (224 МБР-2 и 3 Че-2), транспортных самолётов — 22 (16 ТБ-3 и 6 ТБ-1), учебных и связи— 166 (65У-2, 42УТ-1, 17УТ-2, 10 С-2).

В августе 1941 г., на основании циркуляра НГМШ ВМФ №0057 от 30.07.1941 г., лётные части ВВС ТОФ были переведены на штаты военного времени.

Несмотря на начало Великой Отечественной войны, строительство ВВС ТОФ хотя и замедлилось, но не остановилось совсем. Так, с июня 1941 г. по декабрь 1942 г, Авиация флота получила 61 самолёт ДБ-3 (в том числе, 32 ДБ-3 в принятом от ВВС КА 14-м ДБАП, переименованном в ВВС ТОФ в 52-й ДБАП), 16 МиГ-3, 2 Бе-4, по одному ЛаГГ-3, Пе-2 и Че-2. В то же время, 73 самолёта ВВС ТОФ были потеряны в лётных происшествиях, а ещё 21 ДБ-3 был передан ВВС воюющих флотов.

В 1942 г. на вооружении ВВС ТОФ имелось 803 самолёта различных типов, в том числе: истребителей — 289 (149 И-16, 76 И-15бис, 48 И-153, 16 МиГ-1), бомбардировщиков — 186 (107 ДБ-3 и 79 СБ), колёсных разведчиков — 11 (9 Р-5 и 2 Р-6), морских разведчиков — 168 (159 МБР-2 и 9 Че-2), транспортных самолётов — 21 (13 ТБ-3, 6 ТБ-1, 2 МП-1), учебных, санитарных и связи — 128 (49 У-2, 36 УТ-1, 15УТ-2, 22 УТИ-4, 6 С-2).

За годы войны произошли некоторые изменения в организационном отношении:

— весной 1942 г., за счёт перевода полков на новые штаты (в частях стало три эскадрильи вместо пяти), формируются 49-й МТАП, 33-й БАП, 12-й, 17-й и 19-й ИАП. Кроме того, на ТОФ переводится управление 10-й бомбардировочной авиационной бригады БФ, в которую включили 33-й, 34-й БАП и 19-й ИАП;

— в марте 1942 г. части и подразделения ВВС ТОФ, дислоцирующиеся в районе Владимиро-Ольгинской ВМБ (100-я, 101-я ОИАЭ, а также 53-я ОМРАЭ и 15-е ОАЗ ВУ), объединяются в состав 1-й авиационной группы (в июне 1943 г. на базе 100-й и 101-й ИАЭ был сформирован 31-й ИАП ВВС ТОФ).

Кроме задач подготовки личного состава для ВВС воюющих флотов и стратегического сдерживания на Дальнем Востоке, перед командованием Авиации флота ставились и вполне конкретные боевые задачи на случай войны с Японией. Весной 1942 г. Дальневосточный фронт получил директиву №170149 от 16.03.1942 г., за подписью ВГК И.В.Сталина и НГШ Б.М.Шапошникова, о подготовке наступления в Северном Китае. В ней, в части, касающейся ТОФ и ВВС ТОФ, говорилось:

«… Для действий по Японским о-вам командующему ДВФ из состава фронта к 25 марта 1942 г. передать ТОФ один авиационный дальнебомбардировочный полк, в количестве 30 самолётов ДБ-3. Всей дальнебомбардировочной авиацией ТОФ производить налёты, группами по 8-10 самолётов, по Токио, Йокосука, Майдзуру и Оминато, с целью разрушения промышленных объектов, военно-морских и воздушных баз…».

В свете этой директивы, в состав Авиации флота был передан 14-й ДБАП из ВВС 1-й ОКА ДВФ.

К лету 1943 г. на советско-германском фронте наступил перелом в нашу пользу. Вместе с ним начался новый этап развития ВВС ТОФ. В марте 1943 г. был сформирован 26-й ШАП — первая часть штурмовой авиации на ТОФ, вооружённая самолётами Ил-2. В июне к нему добавились 37-й ШАП и 38-й ИАП. Все три полка составили 12-ю штурмовую авиационную бригаду ВВС ТОФ.

В 1943 г. на вооружении ВВС ТОФ состояло 945 самолётов различных типов, в том числе: истребителей — 339 (143 И-16, 77 И-15бис, 63 И-153, 56 МиГ-3), бомбардировщиков — 213 (121 ДБ-3 и 91 СБ, 1 Пе-2), штурмовиков Ил-2 — 10, колёсных разведчиков 8 (7 Р-5 и 1 Р-6), морских разведчиков — 233 (227 МБР-2 и 6 Че-2), транспортных самолётов — 20 (13 ТБ-3, 5 ТБ-1, 2 МП-1), учебных, санитарных и связи— 122 (40По-2, 36УТ-1, 17УТ-2, 19УТИ-4, 10С-2).

К августу 1943 г. авиационные бригады ВВС ТОФ, как и во всей Авиации ВМФ, переформируются в авиационные дивизии (29-я АБ стала 2-й МТАД, 10-я БАБ — 10-й БАД, 7-й ИАБ — 7-й ИАД, 12-я ШАБ — 12-й ШАД). Тогда же 50-й МТАП был переформирован в 50-й отдельный разведывательный авиационный полк.

С учетом всех этих реорганизаций, на 1 января 1944 г. ВВС ТОФ включали уже 22 авиаполка (для сравнения, ВВС СФ, БФ и ЧФ составляли, в сумме, 38 авиаполков). На вооружение истребительной авиации начали поступать самолёты Як-7 и ЛаГГ-3. Следует заметить, что самолёты данного типа уже с трудом можно было назвать современными. На западе страны они в то время постепенно заменялись на отечественные Як-9, Ла-5 и иностранные Р-39 «Аэрокобра» и Р-40 «Киттихаук», но на Дальнем Востоке они ещё смогли «сказать своё слово» в предстоящих боях с японцами.

В 1944 г. на вооружении ВВС ТОФ (без учёта ВВС СТОФ) состояло 897 самолётов различных типов (из них 746 — исправных), в том числе: истребителей — 339 (120 И-16, 58 И-15бис, 39 И-153, 55 МиГ-3, 48 ЛаГГ-3, 44 Як-7), бомбардировщиков — 182 (113 ДБ-3, 63 СБ, 6 Пе-2), штурмовиков Ил-2 — 78, колёсных разведчиков 7 (6 Р-5 и 1 Р-6), морских разведчиков — 173 (165 МБР-2, 2 Бе-4 и 6 Че-2), транспортных самолётов—15 (10 ТБ-3, 3 ТБ-1, 1МП-1, 1Ли-2), учебных, санитарных и связи — 103 (35 По-2, 34 УТ-1, 14 УТ-2, 14УТИ-4, 6С-2).

С конца 1944 г. и до начала войны с Японией в ВВС ТОФ и СТОФ формируется ещё шесть авиаполков: 55-й ПАП, 56-й и 60-й ШАП, 58-й, 59-й и 61-й ИАП. Все они вошли в состав новых 15-й и 16-й смешанных авиадивизий (последняя была сформирована в январе 1945 г. на базе 1-й авиационной группы ВВС ТОФ).

Количество летательных аппаратов неуклонно росло, и в начале 1945 г. на вооружении ВВС ТОФ (без учёта ВВС СТОФ) числилось уже 1130 самолётов различных типов. В том числе: истребителей — 477 (87 И-16, 19И-15бис, 20 И-153, 70 МиГ-3, 141 ЛаГГ-3, 64 Як-7, 76 Як-9), бомбардировщиков — 210 (104 ДБ-3 и 46 СБ, 60 Пе-2), штурмовиков — 120 (114 Ил-2,6 Ил-10), патрульных самолётов PBN-1 «Номад» — 28, морских разведчиков— 138 (129 МБР-2, 4 Бе-4, и 5 Че-2), транспортных самолётов — 12 (8 ТБ-3, 1 ТБ-1, 1 МП-1,2 Ли-2), учебных, санитарных и связи — 145 (74 По-2, 29 УТ-1, 22 УТ-2, 14УТИ-4, 6 С-2).

Росли поставки иностранной авиационной техники. Если на 1 января 1945 г. Авиация ТОФ имела только 28 летающих лодок PBN-1 «Номад», то к 9 сентября на флоте числилось в строю уже 49 самолётов PBN-1 «Номад» и 21 амфибий PBY-6A «Каталина», что составляло 31% гидроавиации флота.

В первой половине 1945 г. на вооружение частей Морской Авиации ТОФ поступили самолёты новых типов отечественного и импортного производства: Ла-7, Ту-2, Дуглас А-20 «Бостон».

В июле 1945 г., для усиления ВВС ТОФ, с запада были переброшены 27-й ИАП ВВС СФ, 43-й ИАП ВВС ЧФ, на самолётах Р-39 «Аэрокобра», и 36-й МТАП ВВС СФ, на самолётах А-20 «Бостон». Все три полка вошли в подчинение командиру 2-й МТАД.

8 августа 1945 г. Советский Союз объявил войну Японии. К этому времени, по данным исторического отдела ВМФ, ВВС ТОФ и СТОФ насчитывали 1790 самолётов, в том числе, 1495 боевых. Из них: истребителей — 665, штурмовиков— 243, бомбардировщиков— 164, торпедоносцев — 157, разведчиков — 266, транспортных — 7, вспомогательных и связи — 247. ((По данным РГА ВМФ, Тихоокеанская авиация насчитывала 669 истребителей, 201 бомбардировщик, 179 торпедоносцев, 256 штурмовиков, 208разведчиков, 7 транспортных и 67 учебных самолётов; итого —1587)).

Эти силы были распределены между:

— тремя пикировочно-бомбардировочными полками: 33-м БАП, 34-м БАП, 55-м ПАП;
— четырьмя минно-торпедными полками: 4-м МТАП, 36-м МТАП, 49-м МТАП и 52-м МТАП;
—четырьмя штурмовыми полками: 26-м ШАП, 37-м ШАП, 56-м ШАП, 60-м ШАП;
— 14-ю истребительными полками: 6-м ИАП, 12-м ИАП, 14-м ИАП, 17-м ИАП, 19-м ИАП, 27-м ИАП, 31-м ИАП, 38-м ИАП, 39-м ИАП, 41 -м ИАП, 43-м ИАП, 58-м ИАП, 59-м ИАП, 61-м ИАП;
— пятью разведывательными полками: 16-м ОМРАП, 48-м ОМРАП, 50-м ОРАП, 115-м ОМРАП, 117-м ОМРАП;

Кроме того, имелось некоторое число отдельных эскадрилий, отрядов и звеньев боевой и вспомогательной авиации.

В предстоящих боевых действиях Военно-Воздушные Силы флота и флотилии должны были решать следующие задачи:

— уничтожение кораблей и транспортов противника в портах Северной Кореи и Южного Сахалина;
— нарушение морских коммуникаций противника;
— ведение боевых действий в интересах сухопутных войск и операций, проводимых флотом;
— противовоздушная оборона флота и конвоев на переходе морем;
— ведение воздушной разведки.

Боевые действия против японских войск ВВС ТОФ и ВВС СТОФ вели с 9 по 26 августа 1945 г. Всего было выполнено 4724 самолётовылета, из них: ВВС ТОФ — 3550, ВВС СТОФ — 1174. Авиацией флота были потоплены 1 фрегат, 25 тральщиков, 20 других судов. В воздушных боях было сбито 4 самолёта противника.

Наши потери составили 57 машин, из которых 37 (в т.ч. две — в ВВС СТОФ) считались погибшими по боевым причинам. За это же время поступило около 200 самолётов, в т.ч. 14 Ту-2, 27 А-20, 25 Ил-2, 10 Ил-4, 100 Р-39 «Аэрокобра», 20 Як-9, 3 PBY-6 «Каталина».

В ВВС Тихоокеанского флота погибли 55 человек: 23 лётчика, 9 штурманов, 8 стрелков-радистов, 14 стрелков и 1 механик.

Участие ВВС ТОФ в войне с Японией неоднократно освещалось в послевоенной и современной литературе. Тон публикаций менялся от бравурного до уничижительного, в зависимости от исторических условий написания каждой конкретной работы. Думается, правда, как всегда, лежит посередине. Тот факт, что боевые действия на Дальнем Востоке велись скоротечно и с частично деморализованным и ослабленным врагом, отнюдь не умаляет мужества и самоотверженности морских лётчиков-тихоокеанцев. Тем более, что ряд современных авторов с пафосом описывает участие в войне авиаторов 9-й, 10-й и 12-й ВА Дальневосточного и Забайкальского фронтов. И никого не удивляет преобразование большого числа частей и соединений ВВС КА в гвардейские, присвоение им наименований: «Хинганские», «Сахалинские», «Курильские», «Порт-Артурские» и т.д. Создаётся впечатление, что ВВС КА и ВВС флота воевали на разных войнах и с разным противником.
Награды авиационных частей Тихоокеанского флота

За мужество и героизм, проявленные в боях с Японией, указом ПВС СССР от 14.09.1945 г., приказом ВГК №0501 от 15.09.1945 г., приказом НК ВМФ №01803 от26.08.1945 г., приказом НК ВМФ №0481 от 28.08.1945 г. и приказом НК ВМФ №0524 от 26.09.1945 г. были награждены орденами и удостоены почётных наименований следующие части и соединения Военно-Воздушных Сил ТОФ.
Разведывательная авиация:

— 16-й морской ближнеразведывательный авиационный полк награждён орденом Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Порт-Артурский»;

— 50-й отдельный дальнеразведывательный авиационный полк преобразован в гвардейский;

— 115-му отдельному морскому ближнеразведыватель-ному авиационному полку присвоено почётное наименование «Юкинский»;

— 48-й отдельный морской ближнеразведывательный авиационный полк награждён орденом Красного Знамени и удостоен почётного наименования «Сахалинский».
Минно-торпедная и бомбардировочная авиация:

— 10-я авиационная дивизия пикирующих бомбардировщиков награждена орденом Красного Знамени и удостоена почётного наименования «Сейсинская»;

— 2-я минно-торпедная авиационная дивизия им. Н.А.Острякова награждена орденом Красного Знамени и удостоена почётного наименования «Рананская»;

— 34-й ближнебомбардировочный авиационный полк преобразован в гвардейский (переименован в 17-й гв. ББАП) и награждён орденом Красного Знамени;

— 52-й минно-торпедный авиационный полк преобразован в гвардейский;

— 4-й минно-торпедный авиационный полк награждён орденом Красного Знамени.
Штурмовая авиация:

— 12-я штурмовая авиационная дивизия награждена орденом Красного Знамени и удостоена почётного наименования «Расинская»;

— 26-й штурмовой авиационный полк преобразован в гвардейский;

— 37-й штурмовой авиационный полк преобразован в гвардейский;

— 56-й штурмовому авиационному полку присвоено почётное наименование «Сахалинский».
Истребительная авиация:

— 42-му истребительному авиационному полку присвоено почётное наименование «Сахалинский»;

— 6-й истребительный авиационный полк преобразован в гвардейский (переименован в 22-й гв. ИАП);

— 19-й истребительный авиационный полк преобразован в гвардейский;

— 61-й истребительный авиационный полк преобразован в гвардейский.

За участие в боевых действиях против Японии звания Героя Советского Союза удостоены 15 авиаторов-тихоокеанцев, в том числе: М.Н.Барбашинов, М.В.Барташев, М.И.Буркин, И.Ф.Воронин, Н.И.Друздев, Г.Д.Ильяшенко, И.Т.Карпенко, Ф.А.Крапивный, В.Г.Лоскутов, Я.И.Матвеев, А.М.Николаев, Г.Д.Попович, И.А.Серов, В.Ф.Трушкин, М.Е.Янко (посмертно).

Можно спорить о том, заслуженно или нет, по сравнению с их собратьями по Балтике, Северу и Чёрному морю, ряд частей и соединений ВВС ТОФ получили почётные наименования, были преобразованы в гвардейские и награждены орденами. Несомненно, одно: до настоящего времени это оказывало огромное воспитательное воздействие на молодые поколения авиаторов-тихоокеанцев.

Источник: Левшов П. В., Болтенков Д. Е. Век в строю ВМФ: Авиация Военно-Морского Флота России (1910-2010). Справочник. — СПб., Специальный выпуск альманаха «Тайфун», 2012. — 768 с.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Морская авиация СССР в годы Великой Отечественной 17 Март 2014 21:14 #1063

  • Тори
  • Тори аватар
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • Сообщений: 151
  • Репутация: 7
Авиация Северного флота в Петсамо-Киркинесской операции

Штурмовик Ил-2 Северного флотаНа завершающем этапе третьего периода войны авиация Северного флота принимала активное участие в разгроме немецких войск в Заполярье и освобождении от оккупации Печенгской области (октябрь—ноябрь 1944 г.).

В связи со сложившейся обстановкой на приморском направлении Северный флот с группой сухопутных войск Северного оборонительного района в составе двух бригад морской пехоты с приданными частями усиления, при поддержке н прикрытии авиацией и кораблями флота, действуя одновременно с морским десантом, имел задачу прорвать западный участок обороны противника на перешейке Средний, обойти левый фланг обороны противника и, выйдя на дорогу Титовка—Петсамо, прочно удерживая ее, лишить возможности отхода противника на Петсамо.

Директивой командующего флотом перед авиацией Северного флота ставились следующие задачи:

прикрыть сосредоточение и перегруппировку войск Северного флота в исходных районах;
прикрыть посадку, переход и высадку морского десанта и войск на поле боя;
содействовать нашим войскам на поле боя, подавляя артиллерийские и минометные батареи и отдельные группировки противника;
не допускать отхода западно-лицкой группировки противника по сухопутным дорогам и морем;
систематически нарушать управление войсками противника путем ударов по штабам и узлам связи.

Для обеспечения действий своих войск авиация флота имела 366 истребителей, 112 штурмовиков, 34 бомбардировщика, 55 торпедоносцев, 88 разведчиков, 20 транспортных и 75 самолетов связи и учебных. Из этого числа 10 Ил-2, 10 «Киттихаук» и 10 Як-1 выделялись в оперативную группу с перебазированием ее на аэродром Пуманки (полуостров Средний). В дальнейшем эта группировка увеличилась больше чем в два раза.

К началу операции авиация флота имела абсолютное превосходство над авиацией противника. В 1944 г. она активно действовала на морских сообщениях противника, решая во взаимодействии с другими силами флота задачи нарушения морских перевозок, срывая снабжение войск противника и вывоз им в Германию стратегических материалов. Во время Петсамо-Киркинесской операции наряду с обеспечением десантов флота и поддержки войск в наступлении авиация еще больше усилила действия на коммуникациях, срывая эвакуацию немецких войск морем. Ради обеспечения своих коммуникаций с воздуха немецкое командование было вынуждено почти полностью отказаться от привлечения своей авиации к выполнению других задач. Все ее основные силы были брошены на прикрытие и оборону конвоев и портов.

Усиление прикрытия не остановило советских летчиков. По вражеским конвоям они наносили массированные комбинированные удары разнородными силами авиации. После массированного удара при необходимости окончательного разгрома конвоя авиация выполняла повторные удары.

Типичным примером действий авиации по конвоям является последовательный двойной удар авиации Северного флота по конвою, обнаруженному воздушной разведкой 16 октября 1944 г. Конвой в составе трех транспортов, двух самоходных барж, 10 кораблей (в том числе двух миноносцев) и 13 катеров шел под прикрытием группы истребителей Me-109.

В 14 ч. 30 мин. был выполнен удар двумя группами штурмовиков и одной группой торпедоносцев. В результате первой атаки штурмовиков был потоплен сторожевой корабль и поврежден тральщик. Вторая группа штурмовиков потопила миноносец, сторожевой корабль и катер. Торпедоносцы, следуя за штурмовиками, потопили транспорт и сторожевой корабль. К вечеру при подходе конвоя к мысу Кибернес был нанесен повторный удар, в результате которого затонули еще два транспорта, два сторожевых корабля и тральщик, поврежденный в первом ударе. Таким образом были уничтожены все три транспорта и восемь кораблей охранения. В воздушных боях наши истребители сбили четыре самолета противника.

Во время удара по конвою погиб командир 9-го минно-торпедного авиаполка подполковник Б. П. Сыромятников со своим экипажем. Во время последней атаки его самолет был подожжен корабельным зенитным снарядом. Загорелся левый мотор, затем правый и крыло. Следовавшей за ним группе казалось, что на врага летит пылающий факел. Штурман самолета майор А. М. Скнарев наводил горящую машину на цель, ведомые слышали его четкие команды летчику. Подойдя к цели на дистанцию 500 м, экипаж торпедоносца сбросил торпеду и взорвал вражеский транспорт. Б. П. Сыромятникову, А. М. Скнарёву и воздушному стрелку старшему сержанту Г. С. Асееву посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

В третьем периоде войны, как и раньше, на Северном флоте большое значение имела защита своих сообщений. Авиация флота повседневно выполняла задачи обеспечения внутренних военных и экономических перевозок, а также проводки союзных конвоев. В 1944 г. их было девять, а в 1945 г. — пять. При защите морских сообщений значительная роль отводилась использованию авиации флота в решении задачи противолодочной обороны морских коммуникаций. Авиация Северного флота во взаимодействии с кораблями противолодочной обороны выполняла задачу разведывательного поиска и уничтожения подводных лодок противника. Наиболее широко авиация Северного флота применялась в противолодочной обороне в третьем периоде войны, когда противник ввел в Баренцево море большое количество подводных лодок.

В последние месяцы войны у побережья Северной Норвегии и Кольского полуострова действовали 37 подводных лодок противника. Подводная угроза требовала самого широкого привлечения авиации к активным действиям в противолодочной обороне. Самолеты несли противолодочное патрулирование над назначенными районами моря, а также включались в состав сил противолодочной обороны конвоев. На них возлагались задачи поиска подводных лодок, атаки и наведения на обнаруженные подводные лодки своих кораблей противолодочной обороны. Поиск подводных лодок вели гидросамолеты. Торпедоносцы, бомбардировщики и штурмовики при необходимости или по вызову вылетали в районы обнаружения или предполагаемого нахождения подводных лодок для бомбометания. Противолодочная оборона конвоев выполнялась парами или одиночными самолетами МБР-2.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Морская авиация СССР в годы Великой Отечественной 17 Март 2014 21:15 #1064

  • Тори
  • Тори аватар
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • Сообщений: 151
  • Репутация: 7
Боевые действия авиации Северного флота по защите конвоев

Атака конвоя с воздухаГлавная задача авиации Северного флота, особенно в первом периоде войны, состояла в защите союзных конвоев, приходивших из Англии в Мурманск и Архангельск и отправлявшихся из этих портов обратно в английские порты. За первый период войны таких конвоев прибыло 20 и убыло 16. Прикрытие конвоев осуществлялось ударами по аэродромам и базам противника, а также патрулированием истребителей при переходах конвоев в операционной зоне Северного флота.

По директиве Ставки Верховного Главнокомандования с лета 1942 г. для проводки союзных конвоев были привлечены также части авиации Карельского фронта, Архангельского военного округа и соединения авиации дальнего действия, которые поступали в оперативное подчинение командующему авиацией Северного флота.

В мае 1942 г. при защите в зоне оперативной ответственности Северного флота английского конвоя PQ-16 в составе 34 транспортов, 19 кораблей охранения и 2 подводных лодок было совершено 1010 самолето-вылетов, из них 130 на удары по аэродромам противника, 730 на прикрытие портов, 250 на разведывательное и истребительное обеспечение конвоя.

29 мая погода значительно ухудшилась, и конвой был обнаружен советской воздушной разведкой. С этого момента над ним было установлено непрерывное патрулирование пары самолетов -истребителей Пе-3.

30 мая конвой разделился на две группы. Первая группа в составе 21 транспорта и 16 кораблей охранения взяла курс на Мурманск. В этот день противник активизировал боевые действия своей авиации по первой группе конвоя. Самолеты Ю-88 и Хе-111 группами по 3— 8 самолетов в сопровождении истребителей Me-110 и Me-109 пытались нанести удары по конвою, но патрулирующие над ним самолеты Пе-3 атаковывали их на подходе к цели и этим заставляли сбрасывать бомбы и торпеды вдали от транспортов конвоя.

30 мая для прикрытия конвоя советская истребительная авиация осуществила 26 самолето-вылетов, провела 7 воздушных боев, в результате которых было сбито 2 самолета противника и отогнано от конвоя 15 самолетов.

31 мая, когда конвой находился в 100 км от береговой черты, прикрытие его было возложено на 2-й авиаполк Северного флота. Первым на прикрытие конвоя вылетело звено истребителей под командованием командира полка Героя Советского Союза подполковника Б. Ф. Сафонова. На подходах к конвою группа обнаружила бомбардировщики и атаковала их, заставив противника сбросить бомбы вдали от конвоя. Ведомые Сафоновым летчики капитан П. И. Орлов и старший лейтенант В. П. Покровский продолжали их преследовать, а подполковник Б. Ф. Сафонов остался вести воздушный бой с четырьмя самолетами Ю-88 и сбил три самолета, но и сам был подбит. Теряя высоту, самолет Сафонова планировал в направлении эсминца «Валерьян Куйбышев». Не дотянув до него 3—4 км, истребитель приводнился и затонул.

За 11 месяцев войны Б. Ф. Сафонов, командуя гвардейским истребительным авиационным полком, сбил 22 самолета противника. Он был первым летчиком, удостоенным звания дважды Героя Советского Союза.

31 мая только для прикрытия конвоя было выполнено 270 самолето-вылетов и проведено 11 воздушных боев, в результате которых было сбито 9 самолетов противника. За время нахождения конвоя в радиусе действия советских истребителей самолетам противника не удалось не только атаковать, но и прорваться к конвою.

Всего для прикрытия конвоя PQ-16 произведено 2032 самолето-вылета, из них 1198 выполнила авиация Северного флота.

Первыми асами — последователями и учениками дважды Героя Советского Союза подполковника Б. Ф. Сафонова — были летчики-истребители майор A. А. Коваленко, Герой Советского Союза, сбивший 12 немецких самолетов, капитан П. Г. Сгибнев, сбил 12 самолетов, В. П. Покровский — 9 самолетов, С. Г. Курзенков — 8 самолетов, В. С. Адонкин и П. И. Орлов — по 7, Д. Д. Апосов и B. С. Дорошин — по 6. В групповых боях с участием этих летчиков уничтожено еще 28 самолетов противника.

22 июня 1942 г. авиаторы-североморцы подвели боевые итоги за первый год войны. По далеко не полным данным, с начала войны в воздушных боях ими было сбито около 300 немецких самолетов, потоплено 8 транспортов и боевых кораблей, повреждено 7 боевых кораблей, уничтожено около 200 автомашин, более 60 различных складов и более 4000 солдат и офицеров противника.

Суровые испытания первого периода войны авиация Северного флота с честью выдержала. Североморские летчики внесли большой вклад в поддержку войск в оборонительных сражениях на Приморском направлении в защиту своих и союзных морских коммуникаций. Важную роль сыграла авиация флота в обороне Мурманска и главной базы флота Полярное.

Значительны были боевые потери авиации, однако она постоянно пополнялась за счет поступления новых отечественных самолетов и поставляемых союзниками истребителей Хоукер «Харрикейн», Кертис Р-40 «Киттихоук», Белл Р-39 «Аэрокобра», бомбардировщиков Дуглас А-20 «Бостон» и гидросамолетов «Каталина». Количественное и качественное соотношение сил авиации Северного флота и авиации противника постепенно выравнивалось.

В первый период войны произошли структурные изменения в организации авиации Северного флота. Истребительная авиация практически разделилась на пунктовую, предназначенную для ПВО военно-морских баз и коммуникаций, и авиацию сопровождения ударной авиации. Значительное место в боевом составе заняла штурмовая авиация, вооруженная самолетами Ил-2. На вооружение разведывательной авиации поступили колесные двухмоторные самолеты и истребители. Оставшиеся в строю гидросамолеты МБР-2 использовались для ведения разведки подводных лодок противника и в качестве ночных бомбардировщиков.
konv.jpg
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Морская авиация СССР в годы Великой Отечественной 17 Март 2014 21:17 #1065

  • Тори
  • Тори аватар
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • Сообщений: 151
  • Репутация: 7
Боевые действия авиации Северного флота на морских коммуникациях

Второй период Великой Отечественной войны (ноябрь 1942—декабрь 1943 гг.) для авиации Северного флота характеризовался устойчивым общим количественным и качественным ростом ее превосходства над авиацией противника. В составе авиации флота на 1 декабря 1942 г. было 298 самолетов, в том числе 28 торпедоносцев, 14 бомбардировщиков, 188 истребителей (в основном это были иностранные самолеты «Харрикейн», «Аэрокобра», «Киттихоук») и 68 самолетов-разведчиков. Авиация противника имела 68 бомбардировщиков, 52 истребителя и 15 самолетов-разведчиков. Пока что противник имел преимущество в ударной авиации в соотношении 1 : 1,6 и значительно уступал в истребительной авиации 3,6 : 1 в пользу североморцев.

В ходе второго периода войны боевой состав авиации флота продолжал расти.

Истребительная авиация в этот период получила на вооружение самолеты Як-1, Як-7, Як-9 с высокими летно-тактическими характеристиками, не уступающими истребителям противника, а также иностранные самолеты «Киттихоук» и «Аэрокобра».

Для минно-торпедной авиации вместо тихоходных и маломаневренных торпедоносцев «Хемпден» поступили отечественные самолеты ДБ-3Ф, а также иностранные Дуглас А-20 «Бостон», обладавшие лучшими летно-тактическими качествами. Значительно повысилась и летно-тактическая подготовка летных кадров. Так, 7 июня 1943 г. во втором боевом вылете молодой летчик-штурмовик лейтенант С. А. Гуляев потопил транспорт противника водоизмещением 6000 т.

Во втором периоде войны, как и в первом, морская авиация защищала с воздуха базирование своего флота, поддерживала сухопутные войска, защищала внешние и внутренние морские коммуникации.

Авиация Северного флота перешла от эпизодических к систематическим боевым действиям на морских сообщениях противника в Баренцевом море, и особенно в Варангер-фьорде. Уже в 1943 г. ни один немецкий конвой в пределах радиуса действий авиации флота не мог безнаказанно пройти. Транспорты противника подвергались также атакам подводных лодок Северного флота. С подходом вражеского конвоя на радиус действий авиации флота транспорты и боевые корабли уничтожались последовательными сосредоточенными ударами торпедоносцев, бомбардировщиков и штурмовиков под прикрытием истребителей. Нередко разгром вражеского конвоя завершали торпедные катера.

Со второй половины 1943 г. авиация Северного флота выполняла по неприятельским конвоям массированные комбинированные удары группами, состоящими из торпедоносцев, штурмовиков и бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Противник прикрывал свои морские сообщения с воздуха истребителями. Поэтому, как правило, действия по конвоям противника, особенно в Варангер-фьорде, сопровождались воздушными боями, в которых принимали участие десятки самолетов с обеих сторон.

Когда позволяла обстановка, для разгрома крупных конвоев привлекались разнородные силы флота. При этом авиация тесно взаимодействовала с подводными лодками и надводными кораблями.

Подготовка торпеды для Ил-2Примером может служить разгром немецкого конвоя 14—15 сентября 1943 г. Конвой состоял из 4 транспортов и 22 кораблей охранения. Он прикрывался сильным нарядом истребителей. Утром 14 сентября было установлено воздушное наблюдение за конвоем. Днем этот конвой был атакован подводной лодкой, которая потопила транспорт. Вечером по тому же конвою нанесли удар 20 штурмовиков Ил-2 под прикрытием 18 истребителей, ведомых майором Г. В. Павловым. Штурмовики потопили два транспорта и повредили два сторожевых корабля. Ночью разведчики продолжали наблюдение за конвоем и навели на него торпедные катера, которые потопили четвертый транспорт. Так, в результате действий штурмовиков, подводной лодки и торпедных катеров были уничтожены все четыре транспорта. В воздушном бою было сбито 13 самолетов противника. Наши потери составляли 5 штурмовиков и 3 истребителя.

В море и базах авиация Северного флота за весь второй период войны потопила 21 транспорт, 5 кораблей охранения конвоев и значительное число мелких боевых кораблей.

Одной из важнейших задач авиации флота оставалась защита своих морских сообщений. Базирование флота и морские порты и аэродромы прикрывались с воздуха истребительной авиацией. Защита кораблей и транспортов в море осуществлялась истребителями и противолодочными патрулями — гидросамолетами.

Помимо защиты морских перевозок на внутренних коммуникациях авиация обеспечивала проводку в своей зоне семи союзных конвоев из Англии и шести — в Англию. Борьба на морских сообщениях — нападение на неприятельские конвои и защита своих — требовала завоевания господства в воздухе в операционной зоне флота.

Авиация флота систематически наносила удары по аэродромам противника. Аэродромы Луостори, Хабугтен, Банак, Свартнее подвергались в течение 1943 г. систематическим ударам.

Большие потери немецкая авиация несла в воздушных боях. Летом 1943 г. над Мотовским заливом развернулись воздушные бои в связи с попытками противника прервать морские сообщения с полуостровами Средний и Рыбачий. Немецкая авиация даже в этом, наиболее близком к ее базированию районе не смогла решить своей задачи.

Ожесточенные бои завязывались всякий раз, когда советская авиация наносила удары по вражеским конвоям, которые прикрывались крупными нарядами истребителей. Так, 25 июля 1943 г. в районе Варде 12 бомбардировщиков Пе-2, сопровождаемых 18 истребителями, нанесли удар по конвою, который прикрывался 30 истребителями. В воздушном бою было сбито 15 истребителей противника; наши потери — 5 бомбардировщиков Пе-2 и 4 истребителя.

Немецкие летчики быстро теряли уверенность и активность. 13 марта 1943 г. группа в составе 7 Ю-87 и 11 Ме-109, заметив на подступах к главной базе флота патруль советских истребителей, повернула обратно, не сбросив ни одной бомбы. То же самое повторилось 18 марта. Не всегда вступали в бой и истребители, прикрывавшие конвой.

Немецкое командование усилило свою авиацию на Севере, перебросив туда истребительную группу «Гордость Германии», укомплектованную асами.

19 апреля 1943 г. эта группа провела свой первый бой с истребителями Северного флота. 16 самолетов противника тремя группами пытались нанести удар по аэродрому Ваенга. Шесть советских истребителей, ведомые командиром полка капитаном П. Г. Сгибневым, вступили в бой, в ходе которого противник потерял пять самолетов. В этом бою Н. А. Бокий сбил немецкого аса Мюллера, на личном счету которого числилась 91 победа. Обескураженный потерей пяти самолетов, противник несколько дней не проявлял активности, затем попытался произвести налет на советский аэродром шестеркой самолетов. После того как из этой шестерки четыре самолета были сбиты в воздушном бою, отряд «Гордость Германии» закончил свою боевую деятельность.

Потери немецкой авиации были столь значительными, что уже с осени 1943 г. она не могла вести активных наступательных действий против баз, портов, аэродромов и морских коммуникаций и вынуждена была ограничиться в основном прикрытием своих конвоев и портов.

1943 год стал переломным в боевых действиях авиации Северного флота на морских сообщениях противника. Флот получил новейшие по тому времени самолеты — торпедоносцы, бомбардировщики, истребители, штурмовики, разведчики, и в таком количестве, что уже к середине этого года наша авиация, достигнув численного превосходства в силах над врагом, развернула еще более активную борьбу за господство в воздухе. Новая авиационная техника и более совершенное оружие при огромном морально-боевом подъеме летных экипажей позволяли вырабатывать и внедрять новые, более современные тактические приемы боевых действий.

В 1943 г. авиация Северного флота получила 220 самолетов — торпедоносцев, бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей.

Торпедоносная авиация становится главной ударной силой флота в борьбе с вражеским судоходством. Не менее важную роль в решении этой задачи играли штурмовики. Повысилась эффективность боевых действий бомбардировочной и истребительной авиации.

В тактическом использовании авиации наметился переход от боевых действий одиночных самолетов (торпедоносцев-охотников») и малых групп ударной авиации к совместным ударам различных родов авиации флота по вражеским конвоям и транспортам в базах в тактическом их взаимодействии. Самостоятельные действия отдельных родов авиации в 1943 г. уже значительно отличались от того, какими они были в первые годы войны.

На тактику боевых действий ударной авиации существенное влияние оказали организация и эффективность противовоздушной обороны объектов удара противника. При господстве немецкой авиации в воздухе основные потери советской авиации, естественно, были от истребителей противника. Поэтому необходимо было найти способы надежного прикрытия и взаимодействия штурмовиков, торпедоносцев и бомбардировщиков с истребителями сопровождения в районе цели, и главным образом на этапах входа их в атаку и выхода из нее.

Поиск надежных способов сопровождения ударной авиации истребителями всегда был очень важной задачей для авиационных командиров. Постоянно изменяющаяся боевая обстановка не позволяла раз и навсегда выработать надежные способы сопровождения ударной авиации. Даже принятые перед боевым вылетом решения почти всегда по воздушной обстановке в районе боевых действий, особенно перед атакой цели, требовали корректировки.

К середине 1943 г. авиация Северного флота завоевала господство в воздухе и была способна надежно прикрывать ударную авиацию. Теперь уже торпедоносцы и штурмовики стали нести основные потери от зенитного огня кораблей конвоя. Зенитная артиллерия кораблей охранения и транспортов постоянно усиливалась и совершенствовалась. Усугублялось это еще и тем, что для эффективного применения торпедного оружия и огневого комплекса штурмовика требовалось сближение с целью на выгодной дистанции стрельбы зенитной артиллерии противника. Нужно было искать эффективную тактику преодоления зенитного огня. Эта задача решалась путем выделения специальных групп самолетов для подавления зенитного огня кораблей и максимального сокращения времени пребывания тактических групп самолетов в зоне зенитного огня.

В первой половине 1943 г. бомбовые удары по конвоям наносил главным образом 29-й авиаполк, вооруженный самолетами Пе-2. В состав ударных групп выделялось от 6 до 12 самолетов под прикрытием небольших групп истребителей. Из-за малого радиуса районом их действий, как правило, был Варангер-фьорд.

Штурмовая авиация использовалась в основном в качестве ударной силы для уничтожения транспортов конвоя, для ударов по базам, портам и аэродромам (как при самостоятельных ударах, так и при взаимодействии с бомбардировочной и минно-торпедной авиацией). Штурмовики привлекались для подавления огня зенитной артиллерии кораблей охранения и береговой зенитной артиллерии, обеспечивая боевой успех основных ударных групп, реже — для уничтожения авиации противника на аэродромах, для подавления огня артиллерийских батарей, поддержки высадки морских десантов.

Для отражения систематических налетов авиации флота противник вынужден был принять срочные меры по усилению ПВО своих морских перевозок. На транспортах устанавливали автоматическую малокалиберную зенитную артиллерию. Все перевозки морем стали осуществляться под усиленной охраной транспортов большим эскортом боевых кораблей. В зависимости от важности конвоя, особенно в пределах радиуса действия штурмовиков, над конвоем постоянно патрулировали от 2 до 12 истребителей прикрытия и большая группа самолетов находилась на аэродромах в готовности к вылету. Для скрытности проводки конвоев на опасных участках противник стремился осуществлять переходы в плохую погоду и под покровом ночи.

В неравной борьбе часто несла тяжелые потери и советская авиация. Примером этому служит удар штурмовиков по конвою 19 июня 1943 г. Группа из четырех Ил-2, ведущий командир эскадрильи капитан Каличев, под прикрытием восьми «Харрикейнов», ведущий — капитан Адонкин, вылетели на удар по конвою в районе Петсамовуоно. Не доходя до цели, самолеты были встречены превосходящей группой истребителей противника в составе 17 Ме-109 и ФВ-190, которые связали боем истребителей сопровождения. Группа штурмовиков, оставшаяся без прикрытия, самостоятельно отбивая атаки трех Ме-109, вышла на конвой и подожгла два транспорта. На выходе из атаки штурмовики сбили над конвоем противолодочный самолет «Хейнкель-115».

Истребители сопровождения вступили в неравный бой с превосходящими силами противника и обеспечили выход из атаки группы штурмовиков. Сбив несколько самолетов противника, летчики истребителей сопровождения фактически ценой своей жизни выполнили боевую задачу. Только три истребителя вернулись на свой аэродром. Пять самолетов «Харрикейн» были сбиты в воздушном бою. Штурмовики, сильно поврежденные в воздушном бою, лишь благодаря своей высокой боевой живучести дотянули до своего аэродрома.

Значительные потери ударной авиации в боевых действиях на морских коммуникациях противника потребовали от командующего авиации флота, командиров соединений и летных частей принять энергичные меры по изысканию новых тактических приемов и организации надежного прикрытия штурмовиков истребителями сопровождения. Прежде всего требовалось навести строгий порядок в радио- и радиолокационной маскировке боевых вылетов самолетов. К тому времени радиопеленгование и радиолокация стали надежным средством обнаружения воздушных целей. К летчикам было предъявлено обязательное требование производить взлет и сбор самолетов на большом кругу аэродрома на высоте не выше 300 м при полном радиомолчании. Полет к цели до точки набора высоты, необходимой для выхода штурмовиков в атаку на корабли конвоя, необходимо выполнять всем боевым порядком на малых высотах и бреющем полете. Радиосвязь на передачу разрешалась только в исключительных случаях, преимущественно ведущим тактических групп при обнаружении истребителей противника и конвоя.

С переходом штурмовиков в набор высоты 1200—1500 м, необходимой для выхода в атаку, для чего требовалось около 10 мин, истребители сопровождения занимали боевой порядок для боя С истребителями противника. Группа непосредственного прикрытия занимала место с превышением до 300 м и с принижением до 200 м на зрительной связи со своей группой прикрываемых штурмовиков на удалении до 500 м. Группа наиболее скоростных и маневренных истребителей — группа свободного боя — с набором высоты выходила вперед, в район цели, для связывания боем патрулирующих истребителей противника. Другая группа охраняла заднюю полусферу штурмовиков с наиболее вероятного направления подхода немецких истребителей.

Принятые меры тактического порядка дали свой положительный результат. Немецкие истребители, вылетавшие из готовности на аэродроме, как правило, не успевали перехватывать советские самолеты при полете к цели и вынуждены были отражать атаку штурмовиков над конвоем в ряде случаев только после выхода их из атаки и на отходе. Патрулирующие группы истребителей противника, не связанные воздушным боем нашими истребителями, взаимодействуя на малых высотах с зенитной артиллерией кораблей, наводились на ударные группы и в момент атаки сбивали советские самолеты. Немецкие летчики особенно охотились за ведущим группы штурмовиков. В качестве ответной меры было принято решение, которое обязывало истребителей непосредственного сопровождения не терять из зрительной связи прикрываемых штурмовиков во время пикирования их на цель и по возможности своим пулеметно-пушечным огнем подавлять зенитные огневые средства кораблей охранения. Для прикрытия ведущих групп специально выделялось не менее пары истребителей. В ряде случаев при нанесении удара по конвою выделялись демонстративные группы, которые отвлекали на себя некоторую часть истребителей противника.

Опыт войны не раз подтверждал истину, что для принятия грамотного тактического решения на бой еще недостаточно иметь подготовленные силы и средства. Надо еще постоянно, вдумчиво, глубоко анализировать обстановку в районе предстоящих боевых действий, т. е. знать, что собой представляет противник, его ПВО, за счет чего он может усилить противодействие и т. д.

Отдельные неудачи были вызваны просчетами командиров, когда принималось решение на боевой вылет, нечеткими исполнениями замысла в бою командирами тактических групп, неожиданными действиями противника, резким изменением метеорологических условий и другими причинами. Тактическая зрелость командиров приходила с опытом, после глубокого анализа и выводов из прошедших боевых действий.

Торпедоносная авиация во втором периоде войны развернула активные боевые действия на морских сообщениях противника в конце 1942 г. после формирования 24-го минно-торпедного авиаполка. С тех пор ее численный состав быстро возрастал, и вскоре торпедоносцы стали главной силой флота в борьбе с конвоями противника. Они действовали на удаленных от советских аэродромов участках морских коммуникаций противника методом крейсерства одиночно, двумя и реже составом трех торпедоносцев. Такие самолеты назывались «охотниками», а их поиск конвоев — «свободной охотой». В районы поиска они вылетали преимущественно по данным разведки, действовали там самостоятельно, в соответствии с задачами, полученными перед вылетом, и возвращались на свой аэродром по истечении срока поиска.

В крейсерских полетах торпедоносцев на «свободную охоту» основным методом атаки цели было низкое торпедометание. Самолет-торпедоносец выходил на корабль под наиболее выгодным курсовым углом атаки (70—120°), на предельно малой высоте (около 30 м) и с дистанции 500—1000 м до цели сбрасывал торпеду. Это был наиболее эффективный метод применения торпедного оружия, но и наиболее опасный для экипажа самолета. Торпедоносец, сближаясь с целью и при выходе из атаки, вынужден был воспринимать на себя всю мощь зенитного огня атакуемой цели и кораблей охранения.

Значительно реже применялось высотное торпедометание, когда торпеды сбрасывались со средних высот в боевой порядок конвоя в расчете случайного попадания циркулирующей торпедой в транспорт или корабль охранения. Этот тактический прием использовался, как правило, в совместном ударе с другими тактическими группами ударной авиации с целью расстройства организованной противовоздушной обороны конвоя. Высотные торпедоносцы за несколько минут упреждали атаку ударных групп самолетов.

Крейсерские полеты на дальние коммуникации, поиск целей и атаки сильно охраняемых конвоев способом низкого торпедометания требовали от летчиков высокого летного мастерства и отваги, большого напряжения моральных и физических сил. Но их торпедные атаки были весьма эффективны.

14 января 1943 г. воздушная разведка обнаружила у Варде-фьорда конвой в составе четырех транспортов, эсминца и четырех сторожевых кораблей. В крейсерский полет вылетели два самолета-торпедоносца под командой капитана В. Н. Киселева с ведомым капитаном А. А. Баштырковым. В 13 ч 15 мин они обнаружили конвой и атаковали его в строю фронта. Интервал между самолетами был 500 м на курсовом угле цели 90° правого борта. Ведущий капитан Киселев с дистанции 450 м прицельно сбросил торпеду по транспорту и с противозенитным маневром успешно вышел из атаки. Капитан Баштырков также метко сбросил торпеду и на выходе из атаки, не меняя курса, решил с набором высоты перескочить через цель. В этот момент самолет получил попадание зенитного снаряда. Самолет капитана Баштыркова был сбит.

Начиная с февраля 1943 г., с увеличением продолжительности светлого времени, все больше усиливались истребительное прикрытие и мощь зенитного огня противника. Торпедоносцы перешли к групповым действиям под прикрытием истребителей. Летчики 24-го и 95-го авиаполков готовились к совместным боевым действиям на морских коммуникациях противника.

Утром 25 апреля пять торпедоносцев, ведущий капитан В. Н. Киселев, под прикрытием семи Пе-3 вылетели с задачей атаковать суда у мыса Гамвик. Конвой состоял из четырех транспортов, шедших в охранении 14 сторожевых кораблей и тральщиков. Над конвоем патрулировали четыре Ме-110 и один Хе-115. После удачного маневра ведущий подал команду: «Атака!». Самолеты Пе-3 завязали воздушный бой с вражескими истребителями, а торпедоносцы легли на боевой курс. Невзирая на интенсивный зенитный огонь, которым немцы встретили советские самолеты, капитан Киселев продолжал сближаться, чтобы наверняка торпедировать самый большой транспорт. Когда до цели оставалось около 500 м, снаряд попал в самолет ведущего. Герой Советского Союза В. Н. Киселев не свернул с боевого курса. Протянув еще сотню метров, он сбросил торпеду и рухнул в море. В это время экипажи других самолетов увидели, как на транспорте водоизмещением порядка 10 тыс. т произошел взрыв и он начал тонуть. Ведомые торпедоносцы, также со стороны берега, атаковали еще три транспорта. При этом торпеда, прицельно сброшенная старшиной Мартьяновым, попала в транспорт. Старший лейтенант Гутарев вошел в атаку со стороны моря и потопил сторожевой корабль.

Группа истребителей прикрытия, ведущий капитан Сыроватко, не допустила вражеские истребители к торпедоносцам. В воздушном бою самолеты Пе-3 сбили три немецких Ме-110.

Много успешных групповых атак пропели торпедоносцы. Их боевой счет увеличивался после каждого вылета. 31 мая 1943 г. приказом Народного Комиссара Военно-Морского флота 24-й авиаполк был преобразован в 9-й гвардейский минно-торпедный авиаполк.

Гвардейцы прославили Северный флот. Это был полк героев. В 1943— 1944 гг. 26 летчиков, штурмовиков и стрелков-радистов были удостоены звания Героя Советского Союза. Среди них В. П. Балашов, А. А. Баштырков, Н. И. Зайцев, В. Н. Киселев, Ю. П. Кочелаевский, С. А. Макаревич, В. В. Пирогов, Г. В. Писарев, Е. И. Францев, К. Ф. Шкаруба и другие.

В третьем периоде Великой Отечественной войны (1944—1945 гг.) потребность в авиации флота для решения боевых задач на сухопутных направлениях значительно уменьшилась, и ее усилия концентрировались главным образом на море. На Северном флоте в этот период усилилась и существенно повысилась эффективность боевых действий авиации флота, особенно на морских коммуникациях противника. Советская авиация в третьем периоде войны безраздельно господствовала в воздухе. Флот совместно с армией готовился к решительному наступлению, чтобы окончательно разгромить противника на суше и на море. К этому времени советская ударная авиация значительно возросла количественно и качественно и имела в своем составе 94 штурмовика Ил-2 и «Киттихаук», 34 бомбардировщика Пе-2 и 68 торпедоносцев. В боевых действиях на морских сообщениях это была основная сила Северного флота.

При ведении боевых действий летчики постоянно изыскивали и совершенствовали тактику совместных сосредоточенных и последовательных ударов по кораблям в базах и портах и по конвоям на переходе морем. Летные экипажи штурмовиков, торпедоносцев и бомбардировщиков в совершенстве овладели более эффективным способом поражения кораблей и транспортов — топмачтовым бомбометанием. Топмачтовики действовали по кораблям противника в море как самостоятельно, так и во взаимодействии с торпедоносцами и бомбардировщиками. Вероятность поражения цели топмачтовым способом хорошо подготовленным летчиком, по опыту боевых действий североморских штурмовиков, сравнима с вероятностью потопления корабля способом низкого торпедометания.

С наступлением светлого времени действия военно-воздушных сил флота приобрели характер нараставших по силе сосредоточенных массированных и последовательных ударов взаимодействующих тактических групп различных родов авиации. В состав этих групп входили высотные и низкие торпедоносцы, штурмовики, бомбардировщики и истребители прикрытия.

В комбинированных атаках первыми вступали в бой одновременно высотные торпедоносцы и группы штурмовиков подавления зенитного огня кораблей охранения и транспортов с задачей расстроить боевой порядок конвоя. За ними через 2—3 мин наносили удар с пикирования бомбардировщики и штурмовики по транспортам и крупным кораблям охранения с задачей их уничтожения. Непосредственно за пикировщиками атаковали огневые цели-транспорты низкие торпедоносцы и топмачтовики. Каждая ударная и обеспечивающая группа прикрывалась истребителями непосредственного сопровождения. За 5—7 мин до начала атаки на цель выходили группы истребителей свободного боя с целью «выметания» истребителей противника из района боя. Эту задачу выполняли наиболее маневренные и скоростные самолеты. Чем плотнее по времени выполнялись атаки обеспечивающими и ударными тактическими группами самолетов, тем сложнее было противнику отражать комбинированный удар с разных направлений и высот.

В комбинированных и сосредоточенных ударах по базам, конвоям и кораблям в море кроме транспортов и кораблей охранения авиация Северного флота уничтожала также истребители прикрытия противника.

Примером возросшего мастерства авиационных командиров в тактике использования ударной авиации может служить уничтожение конвоя на участке Конгс-фьорд—Киркинес 11 мая 1944 г. Вечером 10 мая воздушный разведчик Герой Советского Союза старший лейтенант Н. Я. Турков на меридиане мыса Сверхольтклубб обнаружил вражеский конвой в составе семи транспортов, четырех миноносцев, семи сторожевых кораблей, четырех тральщиков и шести сторожевых катеров, следовавший 10-узловым ходом на восток. Командующий авиации Северного флота решил нанести по конвою последовательно комбинированные удары несколькими волнами до подхода к Барде, а затем теми же группами самолетов (после их перезарядки на аэродромах) повторить удары южнее этого порта.

Группа майора Волошина, состоявшая из шести торпедоносцев, семи бомбардировщиков и пяти истребителей, атаковала конвой, когда он находился в Конгс-фьорде. Бомбардировщики пикировали на корабли охранения, сбросили бомбы, а затем пулеметно-пушечным огнем штурмовали зенитные средства, подавляя их огонь. Высотные торпеды, сброшенные самолетами Ил-4, расстроили боевой порядок конвоя. Через короткий промежуток времени вслед за этой атакой вступила в бой основная ударная группа из пяти низких торпедоносцев, шести бомбардировщиков и десяти истребителей сопровождения, ведомых майором Литвиновым.

Спустя 2,5 ч в районе Сюльте-фьорда по конвою был нанесен второй удар шестью штурмовиками старшего лейтенанта Рольбина, шестью бомбардировщиками и шестью истребителями сопровождения.

После первых ударов конвой потерял несколько судов и кораблей и был расстроен. На отрезке пути Варде— Киркинес по нему до полудня было нанесено еще семь последовательных ударов высотных и низких торпедоносцев, взаимодействующих с бомбардировщиками, штурмовиками и истребителями. Одновременно 33 истребителя блокировали вражеские аэродромы Луостари и Свартнес.

В результате 12-часовых боевых действий авиация флота произвела 10 последовательных ударов с общим количеством 217 самолето-вылетов. Конвой противника был разгромлен. Торпедами, бомбами, реактивными снарядами и пушечным огнем было потоплено два транспорта, четыре сторожевых корабля и тральщик, а три транспорта, миноносец а сторожевой корабль были повреждены. В воздушных боях над конвоем летчики сбили 12 самолетов Ме-109. Потери советской авиации составили шесть самолетов, из них один торпедоносец.

Примером успешного тактического взаимодействия штурмовиков-топмачтовиков и пикировщиков является разгром конвоя противника в составе трех транспортов и 13 кораблей охранения И октября 1944 г. у входа в Бек-фьорд.

Для выполнения боевой задачи было выделено три тактические группы штурмовиков. Группа топмачтовиков в составе четырых Ил-2, ведущий Герой Советского Союза майор С. А. Гуляев, имела задачу уничтожить транспорты, а две группы пикировщиков — шесть Ил-2, ведущий группы и всего боевого порядка Герой Советского Союза майор А. Н. Синицын, и семь Ил-2, вылетавших с другого аэродрома, ведущий старший лейтенант Р. М. Суворов, должны были обеспечить группу топмачтовиков ударом по кораблям охранения.

После взлета с основного аэродрома две группы штурмовиков пошли через оперативный аэродром, где к ним подстроилась в общий боевой порядок третья группа, и самолеты на предельно малой высоте легли на курс к цели. Каждая тактическая группа прикрывалась истребителями сопровождения. В расчетной точке весь боевой порядок перешел в набор заданной высоты для выхода в атаку на корабли. Погода благоприятствовала выполнению задания. Конвой был обнаружен на дальности около 20 км, о чем по радио были оповещены все экипажи.

Согласно ранее разработанной схеме удара ведущие приняли решение атаковать конвой одной группой обеспечения левым разворотом с севера на юг, второй — с правым разворотом с юга на север. Почти одновременно две группы штурмовиков-пикировщиков с высоты 1200 м перешли в атаку. Группа Синицына наносила удар по кораблям охранения концевой части конвоя, а группа Суворова атаковала головные корабли охранения. Вслед за пикировщиками на зрительной связи с той же высоты пошли в атаку топмачтовики. Пара Гуляева атаковала концевой большой транспорт водоизмещением около 6000 т. Головной транспорт водоизмещением около 2000 т было приказано атаковать паре старшего лейтенанта М. Тамарова. Истребители сопровождения, пролетая несколько в стороне на видимости штурмовиков, наблюдали атаку самолетов-пикировщиков и топмачтовиков. Преодолевая сильный зенитный огонь кораблей, топмачтовики энергичным маневром перешли в атаку на транспорты. Снижаясь до удара по целям, летчики топмачтовиков на высоте около 500 м наблюдали разрывы бомб пикировщиков.

Энергично маневрируя, уклоняясь от трасс зенитных снарядов и ведя сосредоточенный огонь реактивными снарядами из пушек и пулеметов по кораблям охранения и транспортам, топмачтовики атаковали намеченные цели и прицельно сбросили бомбы. После выхода из атаки, продолжая противозенитный маневр, штурмовики собрались в общий боевой порядок в готовности к ведению воздушного боя с истребителями противника.

Успех удара по разгрому конвоя противника был обеспечен почти одновременной атакой тактических групп штурмовиков с трех различных направлений. Пикировщики в этом бою точно выполнили свою боевую задачу: надежно обеспечили выход в атаку топмачтовиков и сами потопили несколько кораблей охранения. В результате удара топмачтовым способом было потоплено два транспорта водоизмещением 6000 и 2000 т. Третий транспорт конвоя водоизмещением 4000 т был сильно поврежден. Кроме того, штурмовики-пикировщики потопили два сторожевых корабля и два морских окотника. Штурмовики потерь не имели. Несколько самолетов получили значительные повреждения от зенитного огня.

В первом полугодии 1944 г. авиация Северного флота провела 12 крупных успешных комбинированных ударов. Для действий на морских сообщениях было выполнено около 1000 самолето-вылетов. Всего за 1943 г. и 9 месяцев 1944 г. авиация флота, по проверенным двухсторонним данным, потопила 37 транспортов и 15 боевых кораблей и нанесла тяжелые повреждения 45 транспортам и 7 боевым кораблям.

Боевые действия североморских летчиков на морских коммуникациях все время наращивались и характеризовались высокой эффективностью. По несколько транспортов и кораблей потопили экипажи торпедоносцев и штурмовиков И. Т. Волынкина, С. А. Гуляева, В. Н. Киселева, Д. В. Осыка, Г. В. Павлова, А. Н. Синицына и других 49 транспортов и кораблей было потоплено авиацией Северного флота в третьем периоде войны, а всего с начала войны она уничтожила 74 транспорта и 26 боевых кораблей.


il2sev2.jpg
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Морская авиация СССР в годы Великой Отечественной 17 Март 2014 21:18 #1066

  • Тори
  • Тори аватар
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • Сообщений: 151
  • Репутация: 7
Авиация Ладожской военной флотилии (ВВС ЛадВФ)

Авиацией флотилии назывались части и подразделения ВВС Балтийского Флота, выделяемые в оперативное подчинение командованию флотилии на время ведения боевых действий в районе Ладожского озера. Административно и в вопросах тылового и технического обеспечения, эти авиационные части и подразделения оставались в подчинении командующему ВВС БФ.

В истории Авиации Ладожской военной флотилии (ВВС ЛадВФ) можно выделить два этапа. Первый этап относится к периоду советско-финской войны (30 ноября 1939 г. — 13 марта 1940 г.) Ладожская военная флотилия была создана в октябре 1939 г., накануне Зимней войны, из мобилизованных и вооружённых кораблей и судов гражданских ведомств, а также некоторого количества военных кораблей БФ и Морпогранохраны НКВД. Первоначально в её состав командованием ВВС БФ была передана 41-я отдельная морская разведывательная эскадрилья, базирующаяся на гидроаэродром Новая Ладога, составом 8 летающих лодок МБР-2, под командованием капитана В.М.Баканова.

Но уже 21 декабря 1939 г. НК ВМФ потребовал дополнительно усилить 41-ю ОМРАЭ разведчиками МБР-2 и шестью бомбардировщиками СБ. В соответствии с приказом, 25 декабря было получено пополнение: 5-я АЭ 57-го СБАП под командованием капитана М.Н.Хроленко (6 бомбардировщиков СБ) и 5 МБР-2 из 58-й ОАЭ ВУ (имеются данные, что в состав 41-й ОМРАЭ были переданы также 6 истребителей И-15бис ВВС БФ).

Перед 41-й ОМРАЭ была поставлена задача разведки неприятельских кораблей в б. Сальми, Сортанлакс и на Ладожском озере, до параллели о. Валаам, и, кроме того, подавления батарей противника на о. Коневец. Незначительность ВВС флотилии заставила командующего ЛадВФ принять меры по их усилению.

Боевая деятельность Авиации ЛадВФ в декабре 1939 г. носила довольно нерешительный характер. Это объяснялось, во-первых, неблагоприятными метеоусловиями, а во-вторых, слабостью самой эскадрильи.

В первый день войны ни один из самолётов в воздух не поднимался, а 1 декабря состоялись первые боевые вылеты разведчиков. Два МБР-2 производили разведку в районе б. Сальми — б. Сортанлакс — о. Валаам, а другая пара была занята поисками кораблей противника.

Со 2 по 5 декабря МБР-2 вели поиск финских кораблей на озере. Несколько раз были замечены ТР, но атаковать их самолёты не стали, так как противник вёл интенсивный зенитный огонь.

6 декабря в 41-й ОМРАЭ произошло сразу два чрезвычайных происшествия:

— в 9.45 два самолёта МБР-2 вылетели на разведку по маршруту Новая Ладога — о. Мантсинсаари — о. Коневец — Новая Ладога. Один самолёт возвратился в 12.55, а со вторым случилась странная история: при подходе к Мантсинсаари он сделал поворот на 180° и скрылся в направлении Видлицы. На свой аэродром МБР-2 не вернулся, судьба его неизвестна;

— в тот же день над Ладожским озером истребителями армейской авиации был сбит МБР-2, шедший из Новой Ладоги. Самолёт упал в 2 км севернее устья Тулоксы. Погибли капитан С.В.Белов, лейтенант П.А.Цыплаков и младший командир В.И.Гришков. Как выяснилось позже, происшествие имело место только потому, что штаб эскадрильи забыл дать оповещение о полёте своих самолётов над озером, а лётчики сухопутной авиации плохо разбирались в типах морских самолётов. Расследование установило, что «отличился» лётчик-истребитель Головин из 72-го САП 14-й авиабригады, которая базировалась в районе Петрозаводска и поддерживала 8-ю армию.

С 7 по 18 декабря, из-за нелётной погоды, вылеты в 41-й ОМРАЭ почти не проводились. Лишь 19 декабря был проведён разведывательный полёт в районе о. Валаам — о. Мантсинсаари, после чего вновь наступил период вынужденного бездействия, вызванного неудовлетворительными метеоусловиями.

Директива НК ВМФ от 21.12.1939 г. о поддержке наступления частей 8-й армии привела к изменению характера боевой деятельности Авиации ЛадВФ. Если раньше проводились исключительно разведывательные полёты, то теперь было приказано приступить к нанесению бомбовых ударов по о-вам Мантсинсаари, Ристисаари, Валаам и Коневец. Первая возможность провести бомбардировку представилась только 29 декабря, когда был подвергнут бомбежке о. Коневец. Затем, по причине плохой погоды, в деятельности эскадрильи опять наступил перерыв.

6 января 1940 г. МБР-2 вылетали на бомбардировку о. Мантсинсаари. При возвращении с задания, в районе Видлицы один из гидросамолётов подвергся атаке пятёрки И-153 ВВС 8-й армии. Несмотря на то, что мотор был выведен из строя, командир МБР-2 сумел посадить подбитую машину в устье Олонки. В итоге, и самолёт, и экипаж были спасены. Причина ЧП была той же, что и 6 декабря: отсутствие связи между 41-й ОМРАЭ и штабом ВВС 8-й армии. Несмотря на требование командира эскадрильи, эта связь так и не была установлена до конца боевых действий.

8 января командующий ВВС КБФ комбриг В.В.Ермаченков решил возвратить 6 бомбардировщиков СБ и 5 МБР-2 из 41-й ОМРАЭ в состав 57-го СБАП и 58-й ОАЭ ВУ ВВС флота. Однако командующий КБФ имел на этот счёт другое мнение, и вышеупомянутые самолёты остались в подчинении командира 41-й ОМРАЭ.

7 января 1940 г. 3 СБ 41-й ОМРАЭ вылетали на бомбардировку неприятельских объектов на о. Мантсинсаари и Валаам, но не смогли выполнить задания и вернулись на свой аэродром.

8 января пара СБ подвергла бомбовым ударам монастыри на о-вах Коневец и Валаам. В ходе бомбардировки было замечено шесть попаданий в монастырские постройки на о. Коневец. Следующие два дня погода была нелётной.

11 января 6 МБР-2 проводили разведку и бомбардировку финских объектов на о-вах Мантсинсаари, Ристисаари и Валаам и на м. Илляниеми.

13 января летали только самолёты СБ (из 5-й АЭ 57-го СБАП). Основной их задачей была бомбардировка монастыря на о. Валаам, но 3 СБ, из-за плохих метеоусловий, задания не выполнили и сбросили бомбы в озеро. Один СБ в тот же день бомбил железнодорожную станцию Сор-тавала (наблюдалось прямое попадание в воинский эшелон), а другой произвёл удар по деревне у оз. Юлляяр-ви (в деревне возник пожар). Всего за день СБ сбросили 30 бомб ФАБ-100.

С 14 января температура воздуха резко понизилась, в результате чего, самолёты стали сильно обледеневать. Это исключило всякую возможность вылетов вплоть до 19 января, когда погодные условия улучшились и 2 СБ отправились бомбить монастырь на о. Валаам. По данным экипажей, цель была накрыта.

20, 21 и 22 января в воздух поднимались и СБ, и МБР-2. Основными целями для СБ стали финские ледоколы, а для МБР-2 — батарея на о. Ристисаари. Результативность этих налётов, судя по всему, была очень невысокой. И хотя лётчики сообщали, что «повреждён ледокол» или даже «потоплен ледокол и два корабля», на самом деле уничтожить финские корабли не удавалось.

С 23 по 27 января погодные условия не позволяли авиации взлететь, 28 января имели место 11 вылетов (2 СБ и 9 МБР-2), а три последующих дня также оказались нелётными.

С 1 по 4 февраля 41-я ОМРАЭ бомбила корабли противника в гаванях и наносила удары по о-вам Коневец и Валаам, а также порту Лахденпохья. По сообщениям экипажей, был повреждён транспорт и достигнуто прямое попадание в портовые сооружения.

Следующие вылеты состоялись только 8 февраля, когда бомбардировке были подвергнуты порт Лахденпохья и транспорта в бухте о. Валаам. Одновременно самолёты МБР-2 произвели аэрофотосъёмку.

9,10 и 11 февраля погода была нелётной, ввиду чего эскадрилья бездействовала.

С 12 февраля действия 41-й АЭ значительно активизировалась. В тот день 12 гидросамолётов обрабатывали финскую береговую батарею на м. Пунаниеми, а 5 СБ нанесли удар по батарее на м. Юлляпяниеми.

13 февраля 5 бомбардировщиков произвели 20 вылетов на бомбёжку батареи в Лейпяниеми. В районе расположения батареи был замечен сильный взрыв.

14 февраля 12 МБР-2 бомбардировали батарею Пунаниеми, сбросив на неё 48 ФАБ-50. Цель была накрыта, а результаты сфотографированы.

С 15 по 17 февраля боевые действия не проводились. 18 февраля все усилия 41 -й АЭ были сосредоточены на крепости Тайпале — самом сильном узле обороны Тайпалеенского укреплённого сектора. На него было сброшено около 7 т авиабомб. В районе цели было замечено до 13 прямых попаданий.

20 февраля действия авиации сосредоточились исключительно на батарее, расположенной на м. Илляниеми.

Затем снова было затишье — с 21 по 25 февраля эскадрилья не взлетала. Зато весь следующий день, с 11.25 до 17.45, МБР-2 методично бомбили крепость Тайпале.

После двух дней плохой погоды, 29 февраля эскадрилья продолжила обработку укрепрайона. Четыре СБ совершили шесть вылетов на бомбардировку артиллерийской батареи противника, расположенной в 200 м северо-восточнее Тайпале. По цели было сброшено 36 ФАБ-100, но ни одна из них не попала в орудия.

I марта 1940 г. Авиация ЛадВФ настойчиво бомбила укрепрайон противника на м. Яривисиниеми. Для выполнения этой задачи было совершено рекордное количество самолётовылетов: 20 СБ и 33 МБР-2. На протяжении целого дня, с 9.25 до 17.58, 41-я ОМРАЭ сбросила около 20 т авиабомб. Результатом бомбардировок стало уничтожение жилых строений и сильный пожар на м.Яривисинеми.

На следующий день, 2 марта, усиленным бомбардировкам были подвергнуты финские батареи на о. Коневец и м. Илляниеми. Первая цель обрабатывалась на протяжении 22 вылетов МБР-2. Самолёты СБ (5-я АЭ 57-го СБАП) внесли свой вклад в общее дело, сбросив на о. Коневец 6 т бомб. Правда, большая их часть легла в стороне от батареи. Ещё 12 вылетов МБР-2 сделали на уничтожение неприятельской батареи на м. Илляниеми.

3 марта погода опять ухудшилась, что не позволило применять авиацию. Та же ситуация повторилась и на следующий день.

5 марта была предпринята попытка, которая, однако, Не привела к положительному результату: два СБ вылетели на бомбардировку батареи на о. Коневец, но неудовлетворительные метеоусловия в районе цели не позволили выполнить бомбометание. В итоге, бомбардировщики, не выполнив задания, вернулись и сели на свой аэродром с бомбами.

6 и 7 марта, из-за плохой погоды, эскадрилья была вынуждена находиться на аэродроме.

8 марта действовала только 5-я АЭ 57-го СБАП, самолёты которой нанесли удары по д. Лохийоки и батарее на м. Яривисинеми.

11 марта была проведена бомбардировка батареи на южной оконечности о. Коневец. Три СБ дважды сбрасывали бомбы на финскую 152-мм батарею. Бомбы ложились

в 100 м левее или правее цели, прямых попаданий не наблюдалось. Кроме СБ, бомбардировочные удары по батарее на острове выполняли МБР-2, сделавшие 11 вылетов. Это были последние боевые вылеты Авиации ЛадВФ в этой войне.

В ноябре 1940 г. ЛадВФ была переформирована в учебный отряд, а 41-я ОМРАЭ возвращена в полное подчинение командующему ВВС БФ.

Второй этап охватывает период Великой Отечественной войны — 1941-1944 гг.

Вновь ЛадВФ была воссоздана после начала Великой Отечественной войны в конце июня 1941 г. Тогдажевнеё, из состава ВВС БФ, были переданы некоторые авиационные части и подразделения (в частности, в августе-сентябре 1941 г. в составе флотилии имелся 4-й отдельный авиационный отряд). Но этих сил было явно недостаточно для решения всего круга задач, которые ставились перед авиацией. Особенно остро встала проблема воздушного прикрытия перевозок через Ладогу после установления тесной блокады Ленинграда немецко-финскими войсками осенью 1941 г.

На основании распоряжения заместителя НК ВМФ адмирала Исакова №17/пох от 19.07.1941 г., для защиты транспортных коммуникаций на Ладожском озере из числа самолётов и экипажей частей ВВС БФ была сформирована авиагруппа Ладожской военной флотилии. Её состав был определён следующим: 6 СБ, 6 И-15бис и 5 МБР-2. Данная авиагруппа находилась в оперативном подчинении командующему ЛадВФ. Однако в вопросах всех видов обеспечения и снабжения она оставалась в подчинении соответствующих структур ВВС БФ.

Приказом НК ВМФ №0720 от 07.08.1941 г. авиагруппа ЛадВФ была переформирована в 131-ю отдельную смешанную авиационную эскадрилью. На начало августа 1941 г. она имела в своем составе 9 СБ, 9 И-15бис и 6 МБР-2.

20 октября 1941 г. 131-я ОСАЭ была расформирована. Высвободившийся личный состав эскадрильи был направлен в г. Саранск, где, на базе 1-го ЗАП ВВС ВМФ, проходил переучивание на другие типы самолётов и укомплектование других частей.

Но это была не единственная авиационная группировка, которая из состава ВВС БФ была выделена для усиления ЛадВФ.

7 сентября 1941 г. на аэр. Новая Ладога была перебазирована из-под Ленинграда 13-я ОИАЭ ВВС БФ, которая была оперативно подчинена командующему ЛадВФ.

А, спустя девять дней, 16 сентября была сформирована Специальная группа морской авиации (или Ладожская авиагруппа), включившая в свой состав часть сил 5-го, 13-го ИАП, 12-й ОИАЭ и 13-й ОИАЭ ВВС БФ. Командование этой авиагруппой было возложено на заместителя командующего ВВС БФ генерал-майора авиации И.В.Рожкова. Для истребителей весь участок Ладожской трассы был разбит на зоны. Командование группы, через своего офицера связи при оперативном отделе штаба ЛадВФ, всегда знало, где находятся караваны судов, и высылало днём на их прикрытие истребители. В ночное время истребители находились в готовности к вылету на аэродромах.

Учитывая жизненную важность для Ленинграда ладожских коммуникаций, в феврале 1942 г. в состав авиагруппы также были включены прибывшие на Балтику из резерва командующего ВВС ВМФ 11-й и 21-й истребительные авиационные полки. Они сразу же приступили к воздушному прикрытию «Дороги Жизни» через Ладожское озеро.

31 мая 1942 г. Ладожская авиагруппа была усилена Особой авиагруппой резерва Ставки ВГК, которой командовал П.А.Семёнов. На её вооружении имелись самолёты Пе-2. Лётчики авиагруппы вели разведку северо-западной части озера и наносили удары по районам базирования сил противника (Кексгольм, Сортавала).

Летом 1942 г. ОАГ Ставки ВГК была преобразована. В её состав включили и Ладожскую авиагруппу (6 Пе-2,6 ДБ-3, АЭЯк-9,АЭМБР-2)’.

Воздушную разведку над Ладогой и бомбардировку немецких позиций в районе озера в 1942-1943 гг. выполняли самолёты МБР-2 58-й ОАЭ ВУ (ОМРАЭ). Данная эскадрилья также находилась в оперативном подчинении командующему ЛадВФ.

В очередной раз Ладожская авиационная группа была воссоздана на основании приказа командующего БФ №0017 от 27.04.1943 г. В её состав вошли 11-й ИАП, на истребителях Як-7 (аэр. Новая Ладога), и 6-я ОСАЭ, на самолётах Р-10, Пе-2 и Ил-2 (аэр. Выстав). На неё были возложены задачи прикрытия с воздуха баз флотилии в Кабоне, Косе и Новой Ладоге, а также защита водной трассы от Кабоны до м. Осиновец. Авиационные части были подчинены в оперативном отношении командующему ЛадВФ, оставаясь при этом в непосредственном подчинении командующему ВВС БФ.

По состоянию на 1 июля 1943 г., в составе авиагруппы имелось 47 боеготовых экипажей.

В начале сентября 1943 г. 6-я ОСАЭ была выведена из состава Ладожской авиагруппы и перебазирована на острова Сескар и Лавенсаари в Финском заливе.

В июне 1944 г. экипажи самолётов флотилии принимали участие в наступательной операции советских войск на Ладожском побережье.

2 июля 1944 г., за образцовое выполнение заданий командования, Ладожская военная флотилия была награждена орденом Красного Знамени. (Орден был вручён командованию флотилии 17 сентября 1944 г. членом Военного совета БФ вице-адмиралом Н.К.Смирновым).

4 сентября 1944 г. Финляндия прекратила военные действия против СССР. С этого времени Ладожское озеро вновь стало внутренними водами Советского Союза. В связи с этим, отпала необходимость держать на озере военную флотилию.

2 октября 1944 г. флотилия была расформирована. Её морские части и личный состав были обращены на формирование Рижского морского оборонительного района, а авиационные части и подразделения были переданы обратно в подчинение командующему ВВС БФ.

В состав авиации флотилии в различное время входили:

— 41-я ОМРАЭ — с декабря 1939 г. по ноябрь 1940 г.;
— АЭ 57-го СБАП — с декабря 1939 г. по февраль 1940 г. ив 1942 г.;
— звено 58-й ОАЭ ВУ — с декабря 1939 г. по февраль 1940 г.;
— 4-й ОАО — с июня 1941 г.;
— 13-я ОИАЭ — с сентября 1941 г.;
— 12-я ОИАЭ — с сентября 1941 г. по июнь 1942 г.;
— 13-й ИАП (с января 1942 г. — 4-й гв. ИАП) — с сентября 1941 г. по январь 1943 г.;
— 5-й ИАП (с января 1942 г. — 3-й гв. ИАП) — с сентября 1941 г.;
— 11-й ИАП — с февраля 1942 г. по сентябрь 1944 г.;
— 21-й ИАП — с февраля по ноябрь 1942 г.;
— 58-я ОАЭ ВУ — с сентября 1941 г. до марта 1943 г.

Источник: Левшов П. В., Болтенков Д. Е. Век в строю ВМФ: Авиация Военно-Морского Флота России (1910-2010). Справочник. — СПб., Специальный выпуск альманаха «Тайфун», 2012. — 768 с.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Морская авиация СССР в годы Великой Отечественной 17 Март 2014 21:20 #1067

  • Тори
  • Тори аватар
  • Вне сайта
  • Давно я тут
  • Сообщений: 151
  • Репутация: 7
Авиация ВМБ Ханко

12 марта 1940 г. в Москве был подписан советско-финский мирный договор, подводящий итоги Зимней войны 1939-1940 гг. По военным условиям договора, Финляндия сдала в аренду СССР сроком на 30 лет полуостров Ханко, с морской территорией вокруг него от 3-х до 5 миль, с примыкающими островами, для организации там военно-морской базы, с правом содержания необходимых морских, сухопутных и воздушных сил. Для ускорения процесса принятия базы, сразу же после подписания договора самолётами ТБ-3, использовавшимися в качестве транспортных, с аэродрома Палдиски была срочно переброшена передовая команда с необходимыми грузами. Из-за отсутствия подготовленного аэродрома на Ханко, самолёты ТБ-3 садились возле берега на лёд, который был ещё прочным. Этими же самолётами на полуостров перелетели представители командования Балтийского Флота. Принять от финских властей базу было поручено начальнику тыла флота капитану 1 ранга М.И.Москаленко.

Командиром вновь созданной военно-морской базы был назначен капитан 1 ранга (контр-адмирал) С.Ф.Белоусов.

С 22 марта 1940 г. полуостров Ханко перешёл в управление СССР.
Советские тяжелые бомбардировщики ТБ-3 на аэродроме

Советские тяжелые бомбардировщики ТБ-3 на аэродроме

Практически сразу же там приступили к строительству объектов ВМБ, в том числе, сухопутного и морского аэродромов. Одновременно с этим на Ханко стали прибывать морским и железнодорожным транспортом (транзитом через территорию Финляндии) стрелковые, инженерные, артиллерийские и танковые части и подразделения. Туда же для постоянной дислокации прибыли морские и пограничные части, подразделения ПВО.

К лету 1940 г., по мере завершения оборудования аэродромов, на полуостров были перебазированы 13-й ИАП 10-й АБ ВВС БФ, под командованием ГСС полковника И.Г.Романенко, и 81-я ОМРАЭ ВВС БФ, под командованием капитана В.Н.Каштанкина. Последняя была сформирована только в мае, на базе 2-й МРАЭ 115-го МРАП, на аэр. Гора-Валдай, и вооружена 9 самолётами МБР-2. Эти лётные части и составили Авиацию ВМБ Ханко. На вооружении 13-го ИАП состояло до 60 истребителей И-15бис, И-16 и И-153. Таким образом, в составе авиационной группировки, прикрывающей базу, имелись разведчики, истребители и штурмовики. Собственная бомбардировочная авиация в базе отсутствовала, но удаление аэродромов ВВС БФ в Эстонии от территории Финляндии позволяло наносить бомбовые удары по основным военным и промышленным объектам в кратчайший срок под прикрытием своих истребителей, не подвергая собственные бомбардировщики угрозе нападения истребительной авиации противника. Старшим авиационным начальником на аэродроме Ханко был командир 13-й ИАП Романенко, подчинявшийся непосредственно командиру 10-й АБ ВВС БФ, а в оперативном отношении — командиру ВМБ.

В декабре 1940 г. временно исполняющим обязанности командира ВМБ Ханко был назначен генерал-майор береговой службы А.Б.Елисеев.

В марте 1941 г. приказом НК ВМФ командиром базы был назначен генерал-майор (с сентября — генерал-лейтенант) береговой службы С.И.Кабанов. Он прибыл на аэродроме Ханко в середине мая и оставался на этом посту вплоть до окончания обороны и полной эвакуации гарнизона в декабре того же года.

До мая 1941 г. 13-й ИАП базировался на аэродром Ханко всем составом, однако, в связи с предстоящей реконструкцией аэродрома, три эскадрильи (1-я, 2-я и 3-я АЭ) были перебазированы под Ленинград, на аэродром Керстово, для перевооружения на новые самолёты, а одна эскадрилья (5-я АЭ) — в Таллин, на аэродром Лагсберг. На аэродроме ВМБ Ханко осталась 4-я АЭ полка, составом 11 И-153 и одного У-2, которой командовал капитан Л.Г.Белоусов. Кроме того, управление и штаб полка, под руководством помощника командира полка капитана А.В.Ильина и начальника штаба майора П.Л.Ройтберга, остались на прежнем месте.

Вся авиационная группировка ВМБ Ханко к началу Великой Отечественной войны насчитывала 21 самолёт: 11 И-153 «Чайка», 9 МБР-2 и 1 У-2.

19 июня, в 17 часов 15 минут, по сигналу с КП флота на базе была введена оперативная готовность №2. Самолёты МБР-2 81-й ОМРАЭ усилили воздушную разведку в районах Финского залива, прилегающих к полуострову.

С 21 июня самолёты 4-й ИАЭ 13-го ИАП в течение суток производили патрулирование над территорией ВМБ Ханко.

С 22 по 25 июня боевые действия против военно-морской базы Ханко не велись, так как формально Финляндия не находилась в состоянии войны с СССР.

24 июня 1941 г. решением командования ВВС БФ 81 -я ОМРАЭ, составом 6 самолётов МБР-2, была перебазирована с аэр. Ханко на гидроаэродром Кихельконна на о. Эзель. Таким образом, в составе авиационной группировки ВМБ Ханко осталось только звено из трёх летающих лодок, под командованием ст. лейтенанта Игнатенко. Впоследствии они использовались для ведения воздушной разведки, бомбардировки финских позиций (в связи с отсутствием полноценных бомбардировщиков) и поиска подводных лодок противника. Кроме того, МБР-2 использовались для доставки почты и донесений, перевозки командного состава ВМБ и флота, а также эвакуации раненых.
Боевой вылет советских истребителей И-16

Боевой вылет советских истребителей И-16

К 25 июня 1941 г. два звена 1-й АЭ 13-го ИАП (6 И-16), под командованием командира 1-й АЭ полка капитана М.Т.Леоновича, были вновь перебазированы из-под Ленинграда на Ханко. Всего в составе истребительной авиагруппы стало 17 самолётов, из них — 16 исправных. В последующем число исправных истребителей снизилось до 10 самолётов. В тот же день командование ВВС БФ поставило задачу истребителям авиагруппы: прикрывать бомбардировщики СБ 73-го БАП, наносившие удары по аэродрому и ВМБ Турку.

26 июня финская артиллерия впервые, среди других объектов, обстреляла сухопутный аэродром Ханко. С этого дня началась оборона базы.

4 июля 1941 г. лётчиками авиагруппы капитаном А.К.Антоненко и лейтенантом П.А.Бринько на истребителях И-16 были сбиты сразу 2 самолёта Ju-88 противника над п-овом Ханко. А следующую победу они одержали на следующий день. Следует сказать, что эти два лётчика стали самыми результативными пилотами ВВС ВМФ в начале войны: П.А.Бринько к середине сентября 1941 г. одержал в воздухе 15 побед, а А.К.Антоненко за месяц боёв — 10 побед. Не случайно 14 июля 1941 г. оба они, первыми среди морских лётчиков, были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Печально, что боевая карьера обоих оказалось очень недолгой. Капитан Антоненко погиб 26 июля на полуострове Ханко, а лейтенант Бринько — 14 сентября под Ленинградом.

В связи с недостаточным количеством самолётов-разведчиков (всего 3 МБР-2) и их невысокой боевой устойчивостью, командованию базы пришлось возложить задачи разведки на истребители И-153 и И-16. Так, 2 июля истребителями был обнаружен финский отряд боевых кораблей, во главе с броненосцем береговой обороны. А вот самолёты МБР-2 взяли на себя функцию ночных бомбардировщиков. Ночью 4 июля, в результате их удара, был потоплен транспорт противника (по донесениям экипажей). Днём 5 июля удар по тем же целям нанесли 14 СБ 73-го БАП ВВС БФ.

В связи с тем, что сухопутный аэродром базы постоянно находился под обстрелом артиллерии и бомбардировками авиации противника, его эксплуатация была предельно затруднена. Аэродромной команде необходимо было постоянно засыпать вновь возникающие воронки перед посадкой самолётов, так как попадание в них истребителей грозило гибелью самолёту и лётчику (именно от попадания в воронку самолёта погиб ГСС капитан А.К.Антоненко). Отсутствие наземных укрытий приводило к большим потерям в авиатехнике. Так, только 6 июля был уничтожен истребитель И-153, а ещё 3 самолёта того же типа получили повреждения. Инженерная служба базы предложила построить вторую посадочную полосу перпендикулярно основной — с севера на юг. За короткий срок полосу длиной в 1 км очистили от леса и огромных валунов, выровняли, и 9 июля её испытал на И-153 командир 4-й АЭ капитан Л.Г.Белоусов. Но при посадке самолёт попал в незамеченную и не зарытую воронку, скапотировал и разбился. Лётчик получил ушибы.

Самолёты авиагруппы принимали участие в действиях войск базы по захвату близлежащих финских островов. 10 июля самолёты МБР-2 поставили дымовую завесу и нанесли бомбовый удар по финским позициям, для обеспечения высадки тактического десанта гарнизона базы на острове Хорсен. С воздуха силы десанта прикрывали истребители базы.

С 13 июля на аэродроме начали строить блиндажи для личного состава и КП авиагруппы.

19 июля на аэр. Ханко прилетели 2 самолёта СБ из состава 73-й БАП ВВС Балтийского Флота. В последующие дни они сделали несколько боевых вылетов на бомбардировку финских кораблей, позиций и объектов. Выполнив поставленные задачи, бомбардировщики вернулись в район Таллина. Такие вылеты были регулярными, вплоть до оставления нашими войсками Таллина 28 августа. В свою очередь, истребители авиагруппы с аэр. Ханко вылетали в район эстонского побережья Финского залива, на разведку, со штурмовкой колонн противника в районе Палдиски, м. Шпитгамм и Хаапсалу, а позже — и на поддержку обороняющихся советских войск на Моонзундском архипелаге.
hanko.jpg

Оборона военно-морской базы Ханко (29.06 — 02.12.1941 г.)

В третьей декаде июля истребители авиагруппы неоднократно вылетали на штурмовку сухопутного и гидроаэродромов финнов в Турку.

В конце июля истребители авиагруппы стали применяться для корректировки артиллерийского огня. Так как на их борту отсутствовали радиостанции, то лётчикам приходилось после падения снарядов тяжёлой артиллерии садиться и докладывать место падения, после чего взлетать вновь и вести наблюдение за следующими залпами.

В эти же дни вражеской артиллерией в бухте был разбит самолёт МБР-2. Штурман экипажа погиб, а лётчик Моторин с множественными ранениями был спасён пассажиром — заместителем начальника особого отдела флота Л.К.Щербаковым.

С начала августа на самолёты авиагруппы легла ещё одна задача: прикрывать транспорты на подходах к базе, так как противник стал предпринимать попытки блокировать Ханко с моря. 8 августа, при отражении набега финских катеров на транспорты №24 и «Хильда», зенитным огнём был подбит истребитель, совершивший вынужденную посадку на болото. Самолёт был восстановлен, пилот — невредим. На сухопутном аэродроме приступили к строительству подземных укрытий для самолётов, так как участились случаи повреждения самолётов от артогня противника на стоянках.

По состоянию на 2 сентября, авиагруппа на аэродроме Ханко насчитывала 9 истребителей И-153 и И-16, а также 2 МБР-2.

8 сентября было завершено строительство девяти подземных ангаров с рулежными дорожками для въезда, выезда и взлёта истребителей — без маневрирования на лётном поле. Это позволяло им взлетать независимо от состояния лётного поля. Проблема сохранения самолётов на земле была решена, что в последующем сыграло роль и для обороны Моонзундских островов. Сухопутный и морской аэродромы на Ханко стали промежуточными посадочными площадками, при перелётах истребителей и гидросамолётов из Кронштадта на о. Саарема.

23 сентября, по приказанию командования флотом, из состава авиагруппы 3 истребителя И-16, под командованием ст. лейтенанта Г.Д.Цоколаева, перелетели на остров Эзель, где разместились на импровизированном аэродроме на полуострове Сырве (Сворбе).

25 сентября в воздушном бою с четырьмя самолетами Bf-109 был подбит один И-16, который совершил вынужденную посадку. Самолёт был потерян, пилот уцелел.

1 октября на аэр. Сырве с аэр. Ханко было послано ещё 6 самолётов И-16. Всего там стало базироваться 8 истребителей И-16.

3 октября, когда стало ясно, что позиции на о. Эзель не удастся удержать, 8 уцелевших истребителей с аэродрома Сырве сделали попытку перелететь на аэродром Ханко. Из них аэродрома назначения достиг один самолёт, ещё трое лётчиков сели на аэродром Кейна на о. Даго. Судьба остальных четырёх осталась неизвестной. Считается, что они были сбиты в воздушных боях.

11-12 октября самолёты с полуострова Ханко оказывали содействие обороняющимся советским войскам на острове Даго в отражении высадки немецких войск.

К 22 октября оборона Моонзундского архипелага завершилась частичной эвакуацией наших войск. Уцелевший руководящий состав БОБРа и Северного укреплённого сектора переправился на полуостров Ханко или в Ленинград. Истребители авиагруппы прикрывали суда с личным составом на переходе морем.

29 октября, незадолго до замерзания гидроаэродрома, последний уцелевший самолёт МБР-2 из состава 81-й ОМРАЭ перебазировался с Ханко под Ленинград. С этого времени вся авиация ВМБ была представлена 8 истребителями И-153 и несколькими И-16 13-го ИАП.

1 ноября в воздушном бою с финскими истребителями был подбит И-16, пилотируемый И.Л.Твороговым. Раненый лётчик сделал попытку посадить самолёт. При этом истребитель был разбит, но Творогов уцелел.

За период с 22 июня по 1 ноября 1941 г. лётчики ВМБ Ханко уничтожили в небе и на земле 51 самолёт противника, в том числе: 3 Ju-88, один Ju-86, 12 «Фоккер» D-21, один Хейнкель Не-60, 4 «Бристоль Бульдог», 30 Bf-109, один «Фиат» G-51. При этом, не потеряв ни одного своего самолёта1.

К 5 ноября число самолётов противника, сбитых лётчиками авиагруппы, увеличилось до 54 единиц.

2 декабря 1941 г. выполнив задачи ПВО кораблей и судов БФ, на которые производилась погрузка войск и техники, подлежащих эвакуации, последние 8 истребителей И-153 13-го ИАП перелетели с аэр. Ханко в Кронштадт. Наземный состав убыл в Кронштадт на кораблях. До аэродрома Бычье Поле долетело 7 самолётов, а один был разбит при вынужденной посадке на торосистый лёд.

Приказом НК ВМФ от 10.12.1941 г. ВМБ Ханко была расформирована. На этом завершилась полуторагодовая история её авиации.

На вооружении авиационной группировки военно-морской базы Ханко состояли: И-15бис, И-153, И-16, МБР-2, У-2.

Авиацией ВМБ Ханко командовали: Герой Советского Союза И.Г.Романенко (май 1940 г. — май 1941 г.), А.В.Ильин (май-декабрь 1941 г.).

Источники:

Левшов П. В., Болтенков Д. Е. Век в строю ВМФ: Авиация Военно-Морского Флота России (1910-2010). Справочник. — СПб., Специальный выпуск альманаха «Тайфун», 2012. — 768 с.

tb3_mor.jpg
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
Время создания страницы: 2.719 секунд